2 Окт 2019

Сегодня.
240 день процесса уже прошли, Слава Богу! Поэтому будут описаны 240 вчера.
А когда все 420 дней пройдут, я расскажу, что произойдет в первые 63 дня после завершения.
Проработка обид
Очищение жизненного пути
Снятие блоков к материальному благополучию
Любовь

Я никогда не скажу маме, но очень хочется
“Что ж ты, такая умная, так сильно просчиталась? Если ты рассчитывала, что я тебя всю жизнь буду обслуживать, то, наверное, надо было мое здоровье тоже беречь, а не гробить.
Вот вспоминаю — в больницу с аппендицитом (острый флегманозный) меня сосед отправил, он на врача учился. А ведь я маме говорила, что странно в животе, и чувствую себя плохо.
Но мама знала в чем дело — я лентяйка, не хочу что-то там делать.
Один толковый дядя сказал — спайки в теле от ужаса. У меня было в тот период два ужаса — что после операции у меня шов гноился и плохо заживал, а мне надо было на зачеты по ледяной горке в институт ходить. И ужас был просто упасть. Мобильных ведь не было. Интересно, а почему у моей святой мамы не было никакого ужаса, что я упаду и могут быть осложнения.
Второй ужас был перед начертательной геометрией. Где я вообще ничего не понимала. Преподавательница на очередной попытке зачета 31 декабря спросила меня: а вы сирота из общежития? Я зачем-то кивнула, а она от жалости мне зачет поставила.
Да. Спайки. Проходим, расслабляемся. Слава Богу, мы через это уже прошли и уж точно ничего больше не должны маме. Можем вернуть ей пафосные нотации, которые она мне читала — как надо было учиться. Чтобы в конце семестра все было автоматом и можно было заболеть.
Вот, я тоже теперь могу прочитать нотацию, что ей нужно было следить за собой, а не водку трескать.

Это был лабиринт боли и гейзер гнева. И немного обвинений. Скромный такой водопад. Болота оправданий? Да, в прошлом мы с обидой в них и тонули. Но теперь — нет. Пойдем, погуляем по территории шока. Ибо невозможно понять такое отношение. Дикость, да и только.

А что сегодня?
Куплен пылесос, ура. Жду подругу в гости, давно не виделись, и вкусняшки тоже куплены по этому поводу.
Разосланы ссылки на первый сеанс практик Осеннего сезона 2019.
Да, это четвертый осенний сезон годовой программы “Помощь Рода в течение года с Ириной Шухаевой”. И это уже достижение, и потому что четвертый, и потому что больше людей работает, и потому, что программа в этом году целостная и глубокая. Выстроилась, обкаталась, набираем обороты.
И вебинар продающий прошел успешно.

Немного вчера — вернулась с дачи. Калитку поставили, теперь у нас свой вход. А вот позавчера был дивный тихий день, с ромашками в полях. Погуляла, отдохнула.
Приучаю себя — мне можно отдыхать, оказывается.
Даже есть все основания предполагать, что я умею это делать!!! Будем чаще проверять!

 

Сегодня 179 день до финала моего личного процесса.
С утра готовила слайды к первому вебинару.
За два часа управилась. С удовольствием. Слава Богу — картинки подбирались, мысли в слова ложились, целостность практической части самой понравилась.
Кстати, первый цикл практик по работе с родовыми программами родился, был успешно продан на площадке продюсера уже в процессе “420 дней ослабления негативного влияния матери”.
Тогда, в феврале, я создала цикл проработки родовых программ гнева, насилия, обесценивания, долгов и неверия.
Планировала в июле сделать второй заход на программы бегства, измены, одиночества, несчастливого продолжения рода и обрыва рода.
Но в июле я сделала два шикарных сеанса по снятию установки “Я сама” и “Широкая дорога себе и детям”. И поняла, что мне нужна серьезная пауза в создании и проведении циклов практик.
А затем внезапно вышла на другую работу в офис, вместо отдыха на даче.
И вот уже на работе я увидела, что ослабление влияния родовых программ и есть идеальный осенний сезон. И это было счастье — пазл сложился полностью!
Только говорить о программах “несчастливое продолжение рода” и “обрыв рода” я еще не готова. Это в следующем году.
Поэтому в этом, уже — ура!!! — четвертом осеннем сезоне программы “Помощь рода в течение года с Ириной Шухаевой” я рассказала на вебинаре у нового продюсера о восьми программах.
И сама почувствовала, что все как надо.

Что еще сегодня
узнала, что еду в Оптину Пустынь прямо перед праздником Покрова
из дома забрали еще четыре пачки старых книг

 

Сегодня 178 день до финала.
Расстроена. Вчера хорошо прошел первый вебинар. Но вначале я задергалась, где кнопка записи. Вышла, еще раз зашла, но не повторила настройки. В итоге — в записи плохой звук.
Напишу как думается — сама виновата. Было время проверить.
Могла делать все спокойно.
Теперь придется переписать для дальнейшей работы.
С другой стороны — хорошо, короче сеанс получится.

Процесс продолжает идти болезненно, я мнительна донельзя.
Долго не взрослела. Сама привязалась к семье. Особенно к маме.
На даче, когда начали делать калитку свою — дождь пошел. Злилась.
Почему-то вспомнила эпизод с сумкой.
Мы жили на съемной квартире, в магазине продавалась сумка, она мне очень нравилась. И мой первый муж, Женька, взял и мне эту сумку купил. А я ему истерику закатила — нельзя ничего себе покупать, потому что маме что-то должны были, или просто я боялась, что мало денег, а ребенок…
Вот засада я сама.
И сейчас накатывает чувство вины за отдых в Крыму. Потому что заработанные деньги нужно было во что-то важное, полезное вложить, а не в свой отдых.

Написала на даче такое обращение
“С этого дня, с этой божественно-дождливой минуты все мои обиды становятся открытыми ресурсами здоровья, богатства и любви.
Исцеляются программы болезней в крови.
Исчезают пигментные пятна. Совсем исчезают.
Я принимаю, перевариваю и усваиваю свое взросление и полный отрыв от матери и сестры.
Я живу своей жизнью.
Я радостна и довольна.
Я расстаюсь с завалами, черновиками, дневниками.
Меня все время поддерживают Высшие Силы.
Отпускаю свои слова и ситуацию на Высшее Разрешение.”

Делаю. Да. Вот записываю что-то из раздела “вчера”, рву и выбрасываю листочки с записью. А то у меня уже штук восемь тетрадей за процесс исписано. И все в основном мои мысли, а я договаривалась с собой и с миром писать конкретные примеры проработки старых обид.
Но теперь легче — переношу сюда и выбрасываю. Все.
За оставшиеся дни это самая главная задача — написать и выбросить.

Вот, прошла тест у коллеги, такую карту выбрала.
5. на карте вижу человека, привязанного к стулу.
Обратила внимание — сидит уверенно, прямо. Будто вот-вот развяжут.
Вспомнилось сразу, когда мне говорили, что одна из родовых отработок — социальная изоляция.
Все, что ты делаешь, игнорируется. Хотя можешь делать гениально.
В теле отзывается тяжестью слева.
Страх похож на заживающую боль. Когда болит уже после. Отзывается тяжестью слева под сердцем.
Я уже сделала для реализации все, что могла. Остался страх, что я буду переживать долго, когда все это брошу.
Ресурс в неизвестной помощи. И кто развяжет и выпустит?

Наталия Титорова
Ирина, добрый день! Я вас очень хорошо понимаю (про реализацию). Это как бросить ребенка в поле.

Что касается левой стороны — это материнская линия. Возможно стоит ещё раз туда посмотреть.

Как вам кажется, в своей деятельности, вы в какой роли больше находитесь: спасателя, преследователя или жертвы?

Ирина-Петровна Шухаева ответила Наталии
Из спасателя вышла, благодаря практики общения с людьми.
На самом деле, все живут так, как хотят.
Из преследователя вышла, когда увидела, что навязываю процессы, чтобы люди достигали ярких результатов.
Роль проводника. Нравится очень и усвоилась быстро.
Процесс работы с матерью и материнской линией рода еще идет, глубокий и болезненный.

Наталия Титорова ответила Ирине-Петровне
Ирина-Петровна, благодарю! Роль проводника — это самая лучшая роль. Как вам кажется, за ЧЕМ к вам приходят клиенты?

Ирина-Петровна Шухаева ответила Наталии
Помощь в столкновении с собой. Это трудно, это больно. Но это самый высокооплачиваемый труд, и люди это знают.
Которые приходят.

Вот сейчас задумалась — я в этих обидах роль жертвы проживаю?
Я проживаю недоумение — почему со мной так. Почему я так. Где сбилась, почему никак не усваивала, что мне нужно отвалить из отношений.
Вернее, мне уже неважно: почему. Мне важно проговорить и прописать: Слава Богу, я через это уже прошла.
Слава Богу, мы через это уже прошли.

А роль моя в отношениях с матерью и сестрой была, скорее, преследователя. Это вот когда мужчина любит женщину — любую, когда любят, то любят любую. Она и не хозяйственная, и с ним неласковая, а он — любит. А рядом есть хорошая, усердная, которая любит мужчину безответно и навязывает ему поддержку, заботу и так далее.
Вот как оголтелая мама любит Шуру, а я лезла со своей усердностью и хорошестью. Да, это все принимали. Но меня об этом не просили, я навязывалась сама. А чего ждать признания или благодарности в такой ситуации?
А я ждала. И сейчас очень болезненно усваиваю, что я тратила, да, тратила свое время, свои силы, свои деньги впустую. То есть, конечно, это были вложения. Но ошибочные.
Потому что не любят тоже любую. Как бы ты не старалась.
Вот именно это я и усваиваю сейчас.
Быть собой, чтобы любили люди и деньги. И дело мое чтобы меня любило.
Хотя утром я проснулась с дежурной мыслью, что пора все перевести в режим хобби и выйти на работу за деньгами и стабильностью.
В любом случае, эти три года я всегда буду вспоминать с удовольствием и благодарностью. Три года адского коридора становления. Без них я бы не смогла систематизировать тренинги, понять, какие я напишу книги.

Вот сейчас озарение — 420 дней.
По диагностике коллег, да и по собственным ощущениям, поражение моей энергии и жизненной силы составляло больше 40 процентов.
То есть все это текло к маме, а через нее к сестре. Я долго отмахивалась, не хотела в это верить, но слишком много было подтверждений.
И вот остановилась на цифре 420.
42. В этом возрасте папа перешел в мир иной и я долго боялась этой цифры. Потом я с ней работала — покупала и искала все, где есть 42.
Потом, когда мне исполнялось 42 года, умер Серега. Перед этим собравшись жить со мной.
Мда…
И вот остановилась на цифре 420 для проработки. Еще интереснее становится.
И большая часть процесса по времени уже прошла.
Да я крутышка!!!
Но на связь 42 и 420 обратила внимание только сейчас.
Точно, морок сходит. С божьей помощью. И с помощью рода тоже.