15 мая 2012

Ловлю машину. Ну, что никто не останавливается? Деньги, что ли, не нужны? Нет, с этим дядькой я не поеду, и в такой грязной машине тоже не поеду. А этот крутой больно, сейчас денег запросит, как за доставку на Марс. Во, класс! Сейчас двое с другой полосы развернутся. Я им кричу: мне далеко, на Фрунзенскую набережную. Оба кивают из приоткрытых окон. Ну-ну. Не хватало мне здесь еще какое-нибудь происшествие устроить. О, голубая нива! Супер! Ладно, мне надоело – поехали. Зря мужики готовы были правила нарушать. Извините меня, пожалуйста!
Быстренько загружаюсь, рюкзак назад, сумку с едой под ноги. Юбка узка (завтра же на работу), как неудобно.
— Ехать будем не быстро, — говорит мне водитель и делает погромче музыку.
— Как сложится, так и поедем, — я прижимаю ногами банки в сумке.
— «Щелчок» забит, по набережной уже, наверное, посвободнее, — продолжает он. Лет сорок ему, вида неухоженного, в машине – бардак и как-то неуютно.
— И куда только люди едут в воскресенье днем? Ладно я еду к старенькой бабушке, а они то все куда? – поддерживаю беседу, потому как действительно двигаемся со скоростью раненой черепахи.
— Так Новый год скоро, на Черкизовский за подарками, да и на Преображенке полно магазинов.
Ну да! Точно! Скоро Новый год! Как всегда, хотела все купить заранее…
— Так вы, значит, к бабушке?
— Угу. А что?
— Да так вкусно у вас из сумки пахнет… Сами готовили?
— Нет, сама покупала, — желание продолжать беседу пропадало.
— Плохо вы врете. Борщом домашним пахнет, грибами жареными…
— Угу, там еще два салата и рыба под маринадом. А чего вы сказали: так вы к бабушке?..
— Да подумал было: вот так проснется где-то мужчина…
Ах, так! Это уже просто наглость!
— Я что, похожа на такую: мигом приготовит, упакуется и примчится?
Смеется, чуть джип на повороте не задел.
И вообще, — говорю я сердито, — вы лучше на дорогу смотрите, а я сама разберусь, кто меня ждет.
Он все-таки на меня смотрит.
— В разводе?
— Ну, в разводе.
— И дети есть?
— Есть. Дочка. Я что, такая очевидная, да? У меня все на лбу написано?
— Да нет, просто я не вчера родился. А вы, видать, штучка…
— Чего?
— Острая, в смысле. За словом в карман не полезете.
— Ясный перец, — и зачем я ему отвечаю, — притупил бы кто…
— А вам больно надо?
— И это тоже на лбу написано?
— Нет, — он разглядывает меня внимательно, — дух от вас вольный такой идет, с задором…
— Это все к борщу прилагается…
— Говорю же – штучка…
Мерзкие пробки. Почему всем куда-то надо ехать? И погода противная. Даже в окно смотреть как-то безрадостно. Скоро Андрониковский монастырь. И когда же я снова до него дойду?..
— Значит, к бабушке, — протянул водитель, — и дедушка имеется?
— А дедушка имелся, но умер в феврале. А бабушка это, конечно, плохо перенесла.
— Что, слабая совсем?
— Да нет, — вот наступил на больную мозоль, — физически посильнее меня будет. Умираю, говорит, плохо мне, в глазах темно, голова кружится – и нырк под стол за таблеткой, может еще оттуда какое-нибудь стихотворение прочитать. Или за стол садится: ой, плохо мне, есть ничего не могу и не хочу… А почему холодец без хрена подала? Ну да чего на нее обижаться. 87 лет, все-таки. С головой, конечно, похуже. Нет, соображает нормально, просто началось уже: фокусы, капризы…
— Зато квартирка вас достанется. Место престижное.
— Пока мне только бабушка достается по полной программе. А на квартиру желающие найдутся.
— Грустно.
— Да ладно. Жить бы поближе. У меня вообще мечта такая есть – шикарная просто. Поселить всех в один большой коттедж. Половина – моя. Ух, как я там все классно устрою: и библиотека, и кабинет с камином. Ах, какой у меня будет творческий бардак в кабинете… Только пыль разрешу вытирать. Все остальное – неприкосновенно… Кровать в спальне – огромная, ровная. Я на ней по диагонали буду спасть… Вот только никак не решу: буду я на двух этажах жить, или на одном. И не знаю, на втором или на первом. Вроде бы охота посеред ночи на балконе покурить… Может, вообще себе отдельный флигель построить, а родственников в основном доме расположить… А чего — классно! И родственники все под боком, тоже устроятся как кому нравится, и я не буду по всему городу болтаться… Да, еще рояль, обязательно рояль у меня будет, а то скоро забуду как клавиши выглядят, не то чтобы поиграть… Раньше часами могла, а теперь только две-три мелодии и помню…Комната с домашним кинотеатром не помешает, тренажерный зал…
— А много у вас родственников?
— Все мои. Эта бабушка, к которой я еду, плюс ее сестра с мужем. Они тоже старенькие, да еще и живут аж на Речном вокзале. Еще моя сестра, у нее сынишка маленький, она недавно замуж вышла. Живут на Юго-Западной, племянника я очень редко вижу… Ну, еще мама моя. Дочка, разумеется. Вообще, мне иногда кажется, что стоит нарисоваться коттеджу, как мне придется уже о поселке собственном мечтать. Народу наползет – жуть сколько…Тут на днях мама с одной родственницей разговаривала, она тоже старенькая. Рассказала ей про мою мечту, так та говорит: вы мне только свистнете, я только туфли любимые возьму, к семейному обеду выходить…
— А обед вы будете готовить?
— Ну да! У меня кухарка будет! А лучше повар. Когда мужчина умеет готовить – это что-то! А то ведь мои все к разным кухням привыкли. К тому же каждому своя диета нужна. Хотя, ладно. По выходным сама буду готовить. Какую посуду заведу… Сервизы там разные… Водку – только из графинчиков… Все на обеде будут иметь доступ ко мне. Пусть друг на друга жалуются, на болячки там всякие. Еще будут мне заодно газеты, передачи и сериалы пересказывать. Конечно, сообщать мне как я должна жить и с кем и зачем, я тоже им буду кое-что про себя рассказывать. Но только раз в неделю. Я же хронически занятая разными делами.
Смеется.
— Откуда у вас столько денег возьмется?
— Это их трудности, — я пожимаю плечами, — трудности денег, в смысле. Где хотят, пусть там и берутся. Мне то какое дело? Да, еще сад у меня будет. Исключительный просто. Декоративный разумеется. Плодово-ягодные сады мне уже на даче надоели. Накуплю себе книг, поназаказываю разную рассаду, разведу красоту…
— А садовник?
— Да ну! Это я сама люблю. Правда, люблю в земле возиться. Даже в перчатках никогда не работаю. Только когда с гадскими клещами и прочими вредителями борюсь. Да, чуть не забыла. Мои окна будут смотреть на мой личный сад. Только то, что мне нравится. Вообще, надо будет все так спланировать, чтобы у каждого был свой личный кусочек сада под окном, но чтобы все вместе это тоже красиво смотрелось…
— А огород?
— Вот еще, глупости! Хотя, ладно. Сама, может быть, одну теплицу заведу с перцем и помидорам, мне нравится, как они зреют и цвет меняют. А на остальное — выделю желающим соток десять – пусть ковыряются на здоровье. Очень, знаете ли, полезное это дело.
— Картошку сажать?
— А то! Во-первых, мои без картошки не могут. Во-вторых, картошка в наших деревнях – это не просто процесс, это образ жизни! Пора сажать, не пора, когда там что, как погода на нее, на картошку повлияет, да как потом ее зимой… Могут еще клубнику и укроп выращивать…
— А вы будете у бассейна сидеть?
— Во-первых не сидеть, а лежать, на солнышке греться. А во-вторых… Нет, бассейн содержать это очень хлопотно. Я к этому еще не готова, даже теоретически… Надо будет где-нибудь на водохранилище поселиться… Яхту со временем куплю. Загружу всех – и вперед… Да, чуть не забыла – я же буду ездить отдыхать! Кричать: как вы меня все достали – и на Канары, к океану… Потом возвращаюсь, они меня все встречают, радуются… А чего – классно!
Вот и Кремлевская набережная. Самый мой любимый отрезок дороги. Только сейчас сердце сжимается – Иван Великий без креста стоит, в полотне реставрационном. Уж скорее бы открылся. Тревожно как-то. Пробок на этом участке дороги почти не бывает, так что осталось немного. Я как-то неожиданно разговорилась, вроде бы и повеселей стало.
Водитель потише музыку делает.
— Хм… А про животных вы забыли?
— Нет. То есть я бы, конечно, забыла. Но мне не дадут.
— Не любите животных?
— Равнодушна. Зато они меня любят. Правда. Приду в гости, стоит сесть, как сокровище хозяев усаживается мне на ноги и хвостом виляет. Через некоторое время норовит и голову на коленях устроить.
— Да, собаку не проведешь, за колючими шутками не спрячешься.
— А никто и не прячется. – делаю вид, что не понимаю, куда дяденька начинает клонить разговор. — Времени катастрофически не хватает. Бывает, выберусь в гости к друзьям, выпью, поем, и тут же засыпаю. Обижаются… Ой, а какие у меня будут комнаты для гостей. Всю свою фамильную живопись развешу. У меня же два деда и прадед художники были… А сейчас все под кроватью лежит… Обидно…Да, про животных. Ладно, пусть заводят, но только на своей половине. Детям с животными хорошо.
— А вы еще детей хотите?
Каверзный вопрос.
— Ну, дети появятся. У меня племянники будут, потом внуки. Сестра обещает еще минимум двоих.
Вот, почти приехали. Бабушкин дом рядом со строительной выставкой, там много всего интересного продают, и для коттеджей тоже. Зато на всей набережной ни одного продуктового магазина, сплошные интимные, мебельные, плиточные и антикварные. А водителю, оказывается, нужно решетку для ворот выбрать и плитку для кухни. У него большая дача совсем недалеко от Москвы, и жена от него почему-то недавно ушла к другому. Он решил все переделать… Это правильно. Конечно, я помогу и светильники выбрать тоже, а за это он подождет меня возле Рамстора, что недавно открылся на территории строительной выставки (ура туркам), а я куплю много аварийных стратегических продуктов и забью бабушкин холодильник. Когда я еще буду с резервными деньгами, и водитель такой хороший попадется.
У подъезда выгружаюсь, рассчитываюсь.
Он смотрит на меня и как-то загадочно улыбается.
-Вы, — говорит, — сейчас придете к бабушке, кофейку попьете, сигаретку покурите…
— Это святое, — сумка с банками того и гляди, рухнет на асфальт, — а что?
— Время я для вас немного высвободил, так вы еще немного помечтайте. У вас в мечте серьезный изьян имеется. Огромный просто, как же вы не понимаете?..
Вот те раз! Я свою мечту люблю и готова защищать.
— Ну???
— Хозяин коттеджу нужен, красавица. Да и вам тоже… Вы уж хотя бы начните о нем мечтать, а уж судьба сориентируется…