19 мая 2012

А если посмотреть на текст по образу и подобию нашему? То есть определить, что надобно тексту душу иметь, ну, и тело. Когда бы и то, и другое было в каждом тексте, много бы их являлось на свет настоящими.
Вот первый образец. Как ладно сложен, как мощно и уверенно двигается, какие кренделя буквально акробатические выделывает. А даже если и замрет – то величественно, загляденье просто. Назовем тебя ТЕКСТ-АТЛЕТ.
А это? Одни, с позволения сказать, кости. Бывают подвижные, а бывают и совсем, извините, окаменелости. ТЕКСТ-СКЕЛЕТ.
О, пожалуйте, полная противоположность. До костей, то бишь до основы – вовек не добраться. Многие слои жира, а все от обжорства и неумеренности в поедании подробностей жизни. ТЕКСТ-ОБЖОРА.
Этот хромает, видит одним глазом, весь задубелый, кашляет, хрипит и ругается. ТЕКСТ-ПИРАТ получается.
Или вот образец удивительной однотипности сложения и движения. Как его ни крути – в одно и то же упирается. Назвала ТЕКСТ-ФАНАТ. (Обижается).
Покажись, следующий, свету белому. Весь тощий, прозрачный, то ли есть, то ли нет…Ах, ты только ночной, пугливый, стонешь, вздыхаешь, страдаешь, пугаешь. ТЕКСТ-ПРИЗРАК. (Днем не узнаешь).
А этот издали весь такой симпатичный, пластичный и динамичный, а ближе: за что ни возьмись – все растекается, как краска смывается. САХАРНЫЙ ТЕКСТ.
Вот такие пока получаются.