29 Апр 2012

Сашка был сегодня добр, практически безотказен. Завтра Марина приедет, жизнь на раз поменялась. Можно и выручить Аську, пообщаться с ее бабулей. Заодно и рассказать, как это курортный роман судьбой оборачивается…
— Вы зачем так загорели? – обрушилась на него сразу же Вера Константиновна, — это вредно! О чем вы вообще думаете, если о себе не думаете?
— Да я в Крыму вроде бы особо и не загорал…
— Так вы тоже из Крыма? Крым в этом году был отвратительным!
— А мне все понравилось…
— Ничего не знаю! Все началось с дороги. Ужас! Я поехала поездом. Он опоздал на два часа! Я, старый человек, встаю в 6 утра, а мне говорят – на два часа!!! Безобразие, что они себе стали позволять! И так трясет! Так неудобно было идти ругаться к машинисту!
Сашка вспомнил, как крепко спал в поезде, даже и не знал, по расписанию тот пришел или нет – куда торопиться? Там еще эта разница во времени…
— Вы меня слушаете?
Сашка кивнул.
— Так вот, еще эта маршрутка. Кошмар! Мне пришлось пустить к окну ребенка, а то он противно плакал…
— Мальчик, лет пяти?
— Какая разница? Просто отвратительный ребенок! Я четыре раза просила остановиться, только чтобы отдохнуть от него… Так, теперь о погоде. Погода была мерзкая!
— А мне повезло: я в первые дни не уберегся – обгорел. Да сильно так. Как раз три дня было пасмурно, с дождем…
— Ничего не знаю! Первые дни я была занята: осматривала номер. Насчитала кучу трещин в стенах и в потолке, кафель в ванной был отбит, унитаз три раза подряд не спускал – только один раз работал… В тумбочке был мусор от предыдущих, а когда я подняла матрац… — в глазах старушки вспыхнул огонек. – Подвиньтесь, скажу на ушко… Кхм…Кхм.. Я обнаружила три прэзэрватива, причем использованных. Я просто сорвала голос, когда нашла горничную! Она еще посмела мне перечить! Пришлось искать администратора! Два дня я сочиняла жалобу, а ведь я приехала отдыхать!
— Так и отдыхали бы…
— В таких условиях? Я же старый человек, они должны понимать, должны были подготовиться… Предупредить меня, что к морю нужно спускаться, а я не взяла свою красивую палку, побоялась, что сопрут. Народ сейчас сами знаете, какой! А мне нужен был сопровождающий. Скучно же одной идти на море. Но все такие черствые! Меня девушка провожала, ужас! Вся в драных джинсах! Я ей объясняла всю дорогу, как она должна выглядеть, чтобы нравиться серьезным мужчинам, так она на пляже от меня сбежала! Дрянь такая! Представляете?
— Представляю…
— А процедуры? Вы ходили на процедуры?
— Не‑а, я забил…
Вера Константиновна оживилась.
— Побили кого-то, да? Вот доводят людей! А у меня массаж был в 10.15. А я старый человек, в 6 утра просыпаюсь, они что, не понимают, что мне массаж был нужен в 7 утра?
— А я даже на массаж не хотел ходить, да переплавал. Икроножные мышцы свело, пришлось экстренно обращаться… Там с Мариной и познакомился…
— Мою негодяйку массажистку тоже Мариной звали. Я про нее все узнала, когда жалобу писала. Она опоздала три раза. Один раз на две минуты, второй раз на одну, а в третий!!! На пятнадцать!!! Явилась! Взгляд отсутствующий, губы распухли, я же все вижу!!! На шее характерное пятно!!! Неизвестно чем всю ночь занималась, а потом мне массаж делает! Пусть ее уволят!!!
— А на экскурсиях вы были? – попытался Сашка изменить ход разговора.
— Вы что, издеваетесь? Я же старый человек…
— А я был, — перебил ее Сашка, — как раз на море был шторм – и не обидно. Купаться нельзя, да и вода стала ледяная. Зато все, что давно хотел – посмотрел.
— Вот-вот, напомнили. Еще и шторм был, конечно. Такая грязь после на берегу и так плохо убирают! Я отказалась ходить на пляж…
— Написали жалобу на море? – рискнул пошутить Сашка.
‑Зачем на море? Я выяснила, кто начальник уборщиков. Он еще и нерусский оказался. Но ничего – я все написала, все-все, что я про них думаю. Кстати, меня хотели отравить. Да-да. Таких честных и принципиальных не любят. Так вот, я на ужин четыре творожных запеканки съела – одна точно была отравлена! Я два дня с трудом выходила из номера. Но ела только чужие порции – меня не проведешь. А когда я опять собралась у морю – испортилась погода…
Сашка открыл было рот сказать, что у него в конце отпуска тоже погода испортилась, но они с Маринкой провели такие чудные дни…
— А в день отъезда вообще был дождь! – Вера Константиновна продолжала, — и водитель автобуса был противный, запихнул мой багаж дальше всех и отказался донести до платформы…
— Надо же, я тоже в ливень уезжал. Еще решил – Крым меня отпускать не хочет, плачет.
— Да, я тоже плакала, когда садилась в поезд. Оказалось, поезд — проходящий. Вот сволочь! Стоит недолго! И никто не помогал мне, сколько я не толкалась! И чаю мне сразу же не дали, и белье не застелили… А соседи! Кошмар! Молодежь! Отвратительная компания! Всю ночь они пели! Пили водку и ели фрукты!!!
— Ага, классные ребята, с фестиваля ехали…
— Вы что, были в том же поезде?
Сашка свел все концы с концами и заливисто смеялся.
— Я вообще был в том же санатории…
В комнату пришла Аська с горячими пирожками, но Сашка помотал головой и, продолжая хохотать, направился в коридор.
— И вы еще смеете спорить, что Крым был отвратительным? Люди противные, погода мерзкая. А солнце? Повышенной вредности и агрессивности, — неслось вслед Сашке.
— У нас с вами разное солнце…