7 Фев 2017
Ирина Шухаева. Вехи биографии и творчества И.А. Гончарова

Ирина Шухаева. Вехи биографии и творчества И.А. Гончарова

Здравствуйте, уважаемые зрители. С вами Ирина Шухаева и мы сегодня начинаем цикл программ, посвященный творчеству замечательного, величайшего русского прозаика Ивана Александровича Гончарова. Мы поговорим сегодня об основных вехах его биографии и творчества, слегка настроимся на ту атмосферу, в которой он работал и жил. Какие особенности личности, его личные истории нам особенно будут интересны: как относился он сам к своему творчеству и к своим романам. И хочу сказать, что я подготовилась к нашим беседам таким образом, что цитаты, в основном, будут либо из самих романов Гончарова, либо из его поздней работы «Лучше поздно, чем никогда», которую я всем рекомендую к прочтению.

Вот поверьте мне, я много перечитала, лучше, чем сам Гончаров никто ни объяснил, ни назвал, ни охарактеризовал, ни помог остановиться на каких-то нюансах. Многие критики считают, что это была работа оправдательного характера. Судьба романов Гончарова не была гладкой и если первое его, абсолютно художественное произведение роман  «Обыкновенная история» был принят на ура, то «Обломов» был принят на ура публикой, но подвергся очень жесткому разбору критики.

Но, как это часто бывает в жизни, слишком удачное привлекает внимание, не удачное особенно и ругать не зачем. А вот то, что вызвало колоссальный резонанс, и было прочитано по всей стране миллионами, «Обломовы» в маленьких и больших «Обломовках», вызвали очень много вопросов, очень много нареканий. Роман выходил неудачно, по частям.

Представьте себе, как книги популярные сегодня выходят по частям –  сейчас мы знаем, что люди таким образом гоняются за деньгами, но «Отечественные записки», в то время гонялись за просветительской  деятельностью, и, тем не менее, Гончарову и его «Обломову» не повезло в этом плане – он выходил по частям. Первая часть романа, мы будем об этом говорить, несколько затянута и может скорее оттолкнуть, чем привлечь, но это никоим образом не повлияло на судьбу романа.

Гончарову приходилось отвечать на множество вопросов. С романом «Обрыв» было еще сложнее: более сложные персонажи, где-то, как считали критики, менее удачные, менее четкие и менее прорисованные. Но нужно помнить о том, что любой художник, любой гений идет в ногу со своей эпохой, чуть-чуть забегая вперед, а Гончаров забежал вперед не «чуть-чуть», а даже можно сказать «сильновато».

Естественно, его упрекали во многом, что он еще не понял и не описал. Он не мог подробно, четко и понятно, выпукло описать те образы, которые только-только намечались, только-только появлялись на исторической, политической, экономической, культурной арене русской  жизни. Творил Гончаров,  сразу обозначу вам, в период с 1844-го по 1869-й. После выхода в свет романа «Обрыв», после того как роман не был принят и не понят, Гончаров работает как критик, работает мало, выходит на пенсию.

Только позже пишет работу «Лучше поздно, чем никогда», в которой я бы не сказала, что он защищается или отвечает на нападки критиков и современников, нет. Дальше мы будем говорить о том, что все три романа «варились» у него в голове одновременно. Можно сказать, что так быстренько выскочила «Обыкновенная история». Что же касается «Обломова» и «Обрыва», то замыслы рождались параллельно, как бы перетекая один из другого. И сам Гончаров  писал о том, что «Обломов» мешает ему работать над «Обрывом», потому что он бы уже скорее «Обломова» закончил, скорее бы начал «Обрыв».

Двадцать пять лет творческой деятельности, три больших романа (я не считаю «Фрегат Паллада», а так – четыре), и многие критики сейчас называют Гончарова одним из «гениальнейших лентяев». Он написал всего четыре романа, зато все четыре абсолютно гениальны.

Итак, кто же такой Иван Александрович Гончаров? Иван Александрович Гончаров  родился 6 июня 1812 года в городе Симбирске. Его отец Александр Иванович и мать Авдотья Матвеевна принадлежали к купеческому сословию. Гончаров рано теряет отца, всего в семь лет. В последующей судьбе мальчика, в его духовном развитии важную роль сыграл его крестный отец Николай Николаевич Трегубов, которого Гончаров в своих воспоминаниях очень тепло называет «добрым моряком». Именно он отвечал за воспитание мальчика и за его первоначальное образование.

Очень интересно описал свои воспоминания в очерке «На Родине», если найдете, прочитайте – он короткий, получите большое удовольствие. Он писал о том, что мать была очень благодарная «доброму моряку» за то, что тот взял на себя все интеллектуальные заботы и взвалил на себя все заботы по хозяйству. Два двора, довольно таки не бедных, крупных объединились.

Мать была опытной, строгой, расчетливой, практичной и мудрой хозяйкой. Один из ответов на вопрос: «Откуда все-таки столько тепла к женским образам Гончарова в его романах?» Видимо все-таки из детства, из той теплоты, любви, заботы, хорошего изобилия, которое он потом опишет в детстве Ильи Ильича Обломова. Основные черты личности, которые нам симпатичны, мне кажется, кроются именно там, сегодня можно прочитать это точно так же как читалось когда-то.

Как вспоминал сам Гончаров о своем доме в Симбирске: «Амбары, погреба, ледники переполнены были запасами муки, разного пшена и всяческой провизии для продовольствия нашего и обширной дворни. Словом целое имение, целая деревня». И, конечно, то, что Гончаров увидел и узнал в этой «деревне», сказалось на его дальнейшем образе жизни и на том, как он это все будет переносить в свои произведения.

Воспитывался Гончаров изначально в пансионе у Николая Николаевича, причем некоторое время он являлся и единственным учеником, что не помешало ему быть очень пытливым и любознательным, очень много читать. Однако в Москву он отправляется учиться в коммерческое училище по настоянию практичной матери. Он сам забавно говорил, что матери достались, в общем-то, все тяготы жизни. А все, что касалось ее интеллектуального наполнения, досталось Николаю Николаевичу. Поэтому все герои у Гончарова очень интеллектуальны, а многие женщины весьма хозяйственны. Но об этом мы обязательно дальше поговорим.

Говоря о том, как рано Гончаров понял свою склонность к писательству, сегодня я приведу вам его высказывания о том, что он думал о творчестве, о том, как нужно писать. Потому что сам он неоднократно, вам повторю, воспринимал все три романа, как работу над одним большим целым произведением. И немногие, но умные, дальновидные люди того времени тоже так же прочитали. Основную же связь в романах начали искать уже в двадцатом веке, и мы будем искать, и после нас будут искать, потому что действительно герои похожи, герои перекликаются.

Вот одно из высказываний Гончарова: «Явление, перенесенное целиком из жизни в произведение искусства, потеряет истинность действительности и не станет художественною правдою. Поставьте рядом два-три факта из жизни, как они случились, выйдет неверно, даже неправоподобно. Отчего же это? Именно оттого, что художник пишет не прямо с природы и с жизни, а создает правдоподобие их. В этом и заключается процесс творчества!»

Надо сказать, что в десять лет Гончарова отправляют в Москву в коммерческое училище, где он проводит почти восемь лет, чрезвычайно для него скучных и неинтересных, потому как никакой тяги к коммерческой деятельности Гончаров не испытывает. И, в конце концов, ему удается убедить мать в том, что он не хочет дальше учиться.

Москве Гончаров проводит большую часть своей жизни, практически девять лет вот в молодости. И, уговорив мать написать прошение, бросает обучение в коммерческом училище и поступает в Московский университет на словестный факультет в августе 1831 года и учится в течение трех лет. Одновременно с Гончаровым в университете обучается Белинский, Герцен, Огарев, Станкевич, Лермонтов, Тургенев, Аксаков и многие другие чрезвычайно талантливые господа, с которыми Гончаров  сближается, общается, спорит.

Чрезвычайно близок он был с Белинским в период написания «Обыкновенной истории». В дальнейшем они разошлись творчески, но дело еще и в том, что Гончаров в конце жизни работает цензором и, мягко говоря, мешает и Белинскому, и Некрасову, и Писареву, вставая на откровенные, консервативные позиции.

Гончаров возвращается в Симбирск, хотя он не хотел этого делать и твердо решил, что не вернется. Но он получает письмо от губернатора и одиннадцать месяцев работает у него секретарем. Этих одиннадцати месяцев ему хватает, чтобы понять – это совсем не его работа. Он возвращается в Петербург без каких либо особых связей, решает сам устроить свою карьеру и поступает в Министерство финансов, в департамент внешней торговли в роли переводчика.

Гончаров один из немногих писателей (не только прошлого периода, но и сегодня), кому досталась большая честь совершить кругосветное путешествие. В 1852 году Гончарова, служившего переводчиком в департаменте внешней торговли, назначают секретарем адмирала Путятина, и отправляется вместе с ним в путешествие.

За два с половиной года Гончаров побывал в Англии, Южной Африке, Индонезии, Японии, Китае, на Филиппинах и на множестве небольших островов  и архипелагов Атлантического, Индийского и Тихого океанов. Затем он высаживается на берегу Охотного моря и через всю Россию проезжает сухопутным путем – колоссальный запас впечатлений.

С первого же дня он пишет «Путевые записки». Они публикуются сначала отдельными фрагментами, их ждут и с большим удовольствием читают. Затем выходит полностью сборник рассказов, который в конечном итоге так и назвали «Романом». Это речь идет, конечно, о «Фрегате Паллада», но мы его с вами рассматривать не будем. Если хотите узнать мысли путешественника,  природу, море, как чувствует себя русский человек в разных местах, почитайте Гончарова, все по-прежнему современно и интересно.

Его яркие впечатления и природные видения позволяли ему давать такие удивительные определения, до которых, удивительно, не додумались многие наши современники. «Писать художественные произведения только умом – все равно, что требовать от солнца, чтобы оно давало лишь свет, но не играло лучами – в воздухе, на деревьях, на водах, не давало бы тех красок, тонов и переливов света, которые сообщают красоту и блеск природе! Разве это реально?»

Вернувшись из кругосветного путешествия, Гончаров поступает на службу цензором, его работа становится связана с литературной деятельностью и ставит его в двоякое положение, благодаря стараниям того же Пушкина, которого Гончаров лично видел, был с ним знаком. Произвел Пушкин на него неизгладимое впечатление, Гончаров считал его для себя абсолютным эталоном в творчестве.

К цензорам отношение было весьма и весьма непривлекательное, и Гончаров вскоре эту работу оставляет. Литературное творчество это, конечно, важно и хорошо, но надо с чего-то жить и в 1862 году он возвращается к работе. Сначала он работает редактором в газете «Северная звезда», органе печати Министерства внутренних дел. Но через некоторое время его назначают советником по делам печати, и он снова возвращается к работе цензора.

Крепко стоит на консервативных позициях, поддерживает государственные устои. Ссорится со многими единомышленниками, потому что, будучи блистательным писателем и блистательным журналистом и человеком, который прекрасно умел говорить и убеждать, он жестко осуждает все то, что начинает проникать в Россию: нигилизм, марксизм, намеки на коммунизм. Все в искаженном виде и мешает работать и «Отечественным запискам» и «Современнику» Некрасова и «Русскому слову» Писарева. В 1867 году Гончаров окончательно уходит в отставку и заканчивает свой знаменитый последний роман «Обрыв», после этого он уже ничего не написал.

«Что же такое, – по мнению Гончарова, – ум в искусстве? Прежде всего, это уменье создать образ.  Следовательно, в художественном произведении один образ умен – и чем он строже, тем он умнее». На самом деле, когда читала эту работу Гончарова, когда перечитывала, то сильно удивлялась, думала: «Ну, надо же, как человек больше 150 лет назад так совершенно просто и спокойно предвосхитил множество дискуссий, которые разгорались между литературоведами потом и в двадцатом веке, да и в наши дни?».

Рекомендую эту работу, настолько там все просто, понятно и не только про свои произведения, но и про отношение к творчеству, к процессу, к тому каким должен быть художник. Массу своих впечатлений, мыслей и, конечно, он растворил в произведениях и особенно в «Обрыве». Не случайно Райский у него на протяжении всего романа сочиняет большое художественное произведение – роман. Об этом мы тоже поговорим.

Как я уже сказала, основной нашей темой для разбора будут три романа Гончарова:  «Обыкновенная история», «Обрыв» и «Обломов». Я несколько переврала последовательность, но сейчас я все объясню. 1844 год – Гончарову тридцать лет. Он задумывает роман «Обыкновенная история». Спустя три года, в 1847 году «Обыкновенная  история» публикуется в журнале «Современник». В 1849 году в марте публикуется «Сон Обломова» в литературном сборнике с иллюстрацией. «Сон Обломова» до сих пор считают одним из самых ярких фрагментов этого знаменитого романа. В 1849 году Гончаров едет в Симбирск, где уже серьезно задумывается над тем, что «Сон Обломова» и все те его впечатления, которые он к этому моменту уже накопил, должны стать романом.

В 1858 году все-таки публикуется «Фрегат Паллада», объемное произведение. Это к тому, чтобы вы представляли себе, кого называют «гениальным лентяем». В 1859 году  роман «Обломов» публикуется в четырех номерах «Отечественных записок». И в 1869 году роман «Обрыв» печатается с января по май в журнале «Вестник Европы», и тем самым творческая карьера Гончарова практически заканчивается. Будет еще знаменитейшая статья «Миллион терзаний», но больших произведений Иван Александрович нам больше не напишет.

Приведу вам высказывание человека, который понял, насколько связаны между собой романы Гончарова. ««Обыкновенная история» – первое произведение Гончарова – громадный росток, только что пробившийся из земли, еще не окрепший, зеленый, но переполненный свежими соками. Потом на могучем отростке один за другим распускаются два великолепных цветка – «Обломов» и «Обрыв». Все три произведения – один эпос, одна жизнь, одно растение».

Порадовался бы Иван Александрович, зная, какую оценку будут давать его произведению. И сам он неоднократно говорил о том, что видит один роман. И дальше мы будем говорить, как он сам интересно сравнивал своих героев: кто кому сын, кто кому родственник, кто на кого похож. Но задавшись идеей авторского сравнения, настолько богаче начинаешь видеть, как они связаны, и кто на кого похож и кто чем отличается по мере того, как взрослеет автор, и еще интереснее становится его мастерство.

Все герои Гончарова дворяне, соответственно, все пишут в эпистолярном жанре; переписка, обильное чтение –  все это составляло одну из частей работы просвещенных людей той эпохи. Иногда даже в детстве зависть возникала: всегда на чтение, на ведение дневника, на свои записки нужно было с трудом находить время. А вот они счастливые, у них этому специально была посвящена основная часть жизни. Они на работу не ходили с десяти до шести, них были и свои привилегии, были и свои проблемы, но все они были людьми.

И хочу еще привести вам высказывание, которое мне очень нравится и касается характеристики самого Гончарова.

«Подобно фламандцам, господин Гончаров национален, неотступен в раз принятой задаче и поэтичен в малейших подробностях сознания». Вот так охарактеризовал автора «Обломова» Дружинин, который был его современником и соратником. И действительно, подобно фламандцам Гончаров твердо держится за окружающую его действительность, твердо веруя, что нет в мире предмета, который не мог бы быть возведен в поэтическое представление силой труда и дарования.

Подобно ему Гончаров не путается в системах и не рвется в области. ему чуждые. Вот откуда и возникают те претензии к образам, которые он до конца сам не понял, не принял и, естественно, не смог описать. Ему было проще сделать выпуклого Адуева, выпуклова Обломова, хотя как раз он сам говорил, что он над этим особенно не заморачивался.

Дальше будем говорить о сюжете, о композиции. Никаких особенных трюков, никаких страстей, никаких необычайных драматических ситуаций, перепетий, переворотов с его героями не происходит. Они живут в обычной жизни, в обычных условиях, но отчего-то та их жизнь, которая происходила больше ста пятидесяти лет назад, нам удивительно близка и понятна.

«При этом, как это случалось почти со всеми писателями, стараются меня самого подводить под того или под другого героя, отыскивая меня то там, то сям или угадывая те или другие личности в героях и героинях. Чаще всего меня видят  в Обломове, любезно упрекая за мою авторскую лень и говоря, что я это лицо писал с себя. Иногда  же, напротив,  затруднялись, куда меня девать в котором-нибудь романе, например, в дядю или племянника в «Обыкновенной истории»», говорит Гончаров. Человек, который родился в Симбирске и учился в Москве, вернулся в Симбирск и работал в Петербурге, сделал карьеру своими руками, совершил кругосветное путешествие, не особенно подходит ни под одного из героев. Мы говорим о том, какой  это был удивительный, яркий, интересный человек. Гончаров прожил очень большую жизнь.

В 1884 году, еще при жизни Гончарова, выходит его собрание сочинений в восьми томах. В 1891 году Иван Александрович умирает. Остался он, как сказать, с точки зрения семьи, одиноким, у него не осталось никого из наследников: он никогда не был женат, и все его литературное наследие досталось старому слуге. Тем более что сам Гончаров никак не предполагал своим романам какой-то большой, далекой жизни. В своей работе «Лучше поздно, чем никогда», он дает очень строгую оценку себе.

Уж не знаю, был ли похож его слуга на всеми нами любимого Захара из «Обломова» (наиболее яркий служебный персонаж, созданный господином Гончаровым). Но так или иначе, будучи блестящим знатоком отношений между и мужчиной и женщиной, о чем мы позже поговорим, и в дружбе, и в любви, по большому счету он остался одинок, что, наверное, позволило ему так мощно выразить все свои способности, все свои наблюдения в тех романах, которые он нам оставил.

Впереди нас ждет «Обыкновенная история», «Обрыв» и «Обломов». Мы будем говорить по конкретным темам, не выделяя каждое произведение отдельно. А я как раз попробую вам показать, чем же они похожи и почему сам Гончаров считал их как один роман и почему действительно имеет право на жизнь такое его мнение, и мне кажется, что действительно так оно и есть.

А на сегодня наша с вами беседа закончена. Всего доброго, до свидания.