1 Апр 2016
Ирина Шухаева. Статья о влиянии творчества Блеза Паскаля на творчество Федора Тютчева

Ирина Шухаева. Статья о влиянии творчества Блеза Паскаля на творчество Федора Тютчева

Статья по авторской программе Ирины Шухаевой из цикла “Актуальность поэтического и прозаического наследия Ф.И. Тютчева”
Здравствуйте, уважаемые зрители. Мы продолжаем говорить о литературном наследии Федора Ивановича Тютчева; о том, что его лирика, философские мысли, высказанные в письмах и в публицистических статьях, его исторические наблюдения – все это сегодня имеет огромную ценность, актуально, интересно и полезно для нас сегодняшних: живущих, читающих, думающих, пытающихся найти гармонию для самого себя, для себя и окружающего мира.

И задумываясь над этим, нужно пользоваться тем, что очень умные и образованные люди отвечали для себя на те же самые вопросы, что и мы с вами. И те, кто делал это искренне, просто и понятно, открывая в нас самих способность мыслить, сопереживать, становиться духовно богаче, как раз и остались в истории человечества для того чтобы мы с вами могли ориентироваться на них.

Вот сегодня я хочу вам рассказать о замечательном человеке — Блезе Паскале, французском математике, физике, ученом, философе, оставившем после себя труд, который в конечном итоге получил название «Мысли». Труд этот очень сильно повлиял на всю русскую литературу 19-го века. Выясняется, что и Ломоносов был знаком с его трудами, как и многие другие.

Особенно видят и находят яркое отражение определенных мыслей, высказанных в литературных трудах Блеза Паскаля, в лирике Тютчева. Поэтому я сегодня немного расскажу вам о Паскале – кто он такой и как возникли его мысли; немного попробую сориентировать вас в том, что там написано. Постараюсь привести примеры, где действительно понимаешь, насколько сам образ жизни Тютчева был созвучен мировоззрению, миропониманию, мироощущению Блеза Паскаля и насколько это действительно нашло отражение в его стихотворных строчках.

Блез Паскаль родился 1623 году, умер в 1662-ом во Франции. Говоря кратко – это классик французской литературы, один из основателей математического анализа, теории вероятности и проективной геометрии, создатель первых образцов счетной техники, автор основного закона гидростатики.

Надо сказать, что рос он удивительно одаренным, но болезненным ребенком. Папа Паскаля – Этьен, был одержим образованием сына, составил для него собственную программу, в которой большое внимание уделял изучению иностранных языков и литературы, хотя мальчик чрезвычайно тяготел к математике. Отец, давая ему некоторые обрывочные знания, категорически запрещал Паскалю досрочно заниматься математикой, пока в один прекрасный день не застал его за тем, что Блез на полу углем чертил окружности и прямые. И даже не зная, как называются геометрические фигуры, он говорил, что это палочки и колечки, они ему были интересны и забавны. Не разбираясь ни в каких основных понятиях, он между делом доказал теорему Евклида о сумме углов в треугольнике, чем совершенно потряс своего папу. Папа посоветовался с друзьями и перестал навязывать Блезу свою систему образования. Мальчик стал заниматься тем, что ему было интересно. А интересно ему было очень многое.

Так в возрасте одиннадцати лет он обратил внимание на то, что кто-то зацепил ножом фаянсовое блюдо, и оно зазвучало. Блез заметил, что если прикоснуться к блюду, звук исчезает. В одиннадцать лет Паскаль провел серию опытов, результаты которых он изложил в своем известном трактате о звуках. В 1640 году в возрасте шестнадцати лет выходит его первое печатное произведение «Опыт о конических сечениях», которое произвело совершенно неизгладимые впечатление на его великого современника Декарта.

В возрасте 19-ти лет Паскаль начал создание своей известной суммирующей машины, которая называлась «Паскалина». Машина выглядела как ящик, наполненный многочисленными шестеренками, куда складываемые либо вычитаемые числа вводились соответствующим поворотом колес, а принцип работы основывался на счете оборотов. Паскаль достаточно долго возился с этой машиной. Результаты многих заинтересовали, эту идею у него, как сейчас говорят, «свистнули». Попробовали сделать без него – ничего не получилось, а он это дело бросил. Однако королевский двор был очень заинтересован в том, чтобы он это делал дальше. Можно сказать, что это был такой родоначальник патентной деятельности – он получил бумагу, которая закрепляла за ним права, запрещала продажи или даже тщательную демонстрацию иностранцам. За нарушение налагался очень серьезный штраф, который делился на три части между парижской больницей, казной и Паскалем лично. Пятьдесят, по-моему, две машины были выпущены, но поскольку коммерцией он заниматься не собирался, на этом дело застопорилось.

Двигаясь дальше, он подтверждает постулат Торричелли о том, что существует атмосферное давление и разрабатывает эту теорию дальше. Он устанавливает свой знаменитый закон распределения давления в жидкостях. На этом, в общем-то, его научная деятельность заканчивается, он перестает этим интересоваться. Он постоянно размышляет над проблемами религии, и замысел его меняется с течением времени. Он хотел написать большую книгу «Апология христианской религии», потому что его уже тогда беспокоило то, что люди перестают поклоняться природе в том виде, как она создана Творцом.

Будучи блестящим ученым он прекрасно понимал, как происходит процесс познания и что происходит в этом мире. Но вопрос нравственности, падающей тогда в средние века, волновал его гораздо больше. Он отвел себе десять лет на создание этого фундаментального научного труда, но болезнь ему, к сожалению, помешала. Он начал работу над книгой, диктуя… Сначала сам, записывая, потом диктуя свои мысли. После его смерти нашли более 1000 отрывков, они в разной степени были завершены, так или иначе обработаны впоследствии. И, в конце концов, были уже изданы в качестве книги, которая называлась «Мысли».

В своих «Мыслях» он много говорит об основах веры, о человеческих качествах, о тщеславии, о развлечениях, об истине. И причем таким простым и понятным языком, как будто вы действительно разговариваете сами с собой. Никакого давления от того что это написал единственный, наверное, в мире до такой степени одновременно великий и ученый, и мыслитель, и литератор. Даже трепета нет, можно только удивляться, насколько «Мысли» действительно соответствуют сегодняшнему дню и сегодняшнему состоянию человека, потому что на самом деле-то люди не изменились, люди остались такими же.

Вот одна из мыслей: «Воображение так преувеличивает любой пустяк и придает ему такую невероятную цену, что он заполняет нам душу; с другой стороны, по своей бесстыжей дерзости оно преуменьшает до собственных пределов все истинно великое, – например, образ Бога».

Разбирая все человеческие качества, Паскаль так или иначе говорит о том, что единственный выход в духовной смуте жизни между двумя безднами, которая досталась людям, он только в вере, в созерцании, в работе духа наедине с самим собой; как раз именно в том, отчего все люди стараются убежать, думая, что это их ведет к несчастью. А на самом деле именно эта попытка убежать от себя и делает несчастных людей, и помощь человеку только в одном –в вере.

«Не только невозможно, но и бесполезно знать Бога без Иисуса Христа… – говорил Блез Паскаль. – Есть только три разряда людей: одни обрели Бога и служат Ему; эти люди разумны и счастливы. Другие не нашли и не ищут Его; эти люди безумны и несчастны. Третьи не обрели, но ищут Его; эти люди разумны, но пока несчастны».

В своих мыслях Паскаль очень много говорит о различии между пониманием математическим и непосредственным. Если кому-то нужно что-то понять и определиться, или поговорить с детьми о том, все-таки человек техник или гуманитарий – почитайте «Мысли» Паскаля. Их не так много, но мозги прочищает совершенно феноменально и при этом совершенно понятно и не нуждается в каких-то дополнительных разъяснениях.

Еще приведу вам высказывание Паскаля, он говорит: «Погода мало влияет на расположение моего духа – у меня свои собственные туманы и погожие дни; порою они не зависят даже от хорошего и дурного оборота моих дел. Случается, я, не дрогнув встречаю удары судьбы: победить ее так почетно, что, я, вступая с ней в борьбу, сохраняю бодрость духа, меж тем как иной раз, при самых благоприятных обстоятельствах, я хожу как в воду опущенный».

Видите – абсолютно близко и понятно. Казалось бы, несоответствие внешних принятых признанных норм поведения морали и тому, что происходит у человека внутри. Это вечная трагедия. Красной нитью через все рассуждения Паскаля проходит тезис о том, что человек не в состоянии понять единение тела и духа, а между тем именно это единение и есть сам человек.

«По самой своей натуре мы несчастны всегда и при всех обстоятельствах, ибо когда желания рисуют нам идеал счастья, они сочетают наши нынешние обстоятельства с удовольствиями, нам сейчас недоступными. Но вот мы обрели эти удовольствия, а счастья не прибавилось, потому что изменились обстоятельства, а с ними – и наши желания».

Большое место в своих суждениях Паскаль выделяет тому, что стремление человека к развлечениям это как раз тот уход от свойственной ему внутренней тоски, тревоги и отчаяния. «Единственная вещь, утешающая нас в несчастьях, – это развлечение, а между тем оно является самым большим из наших несчастий. Ибо оно, главным образом, мешает нам размышлять о себе и незаметно губит. Без него мы оказались бы в плену тоски, которая принуждала бы нас искать более действенного средства избавления от нее. Но развлечение забавляет нас и заставляет совершенно незаметно приближаться к смерти».

(12:40) «Нет ничего невыносимее для человека, как быть в полном покое, без страстей, без дела, без развлечения, без применения своих сил. Он чувствует тогда свое ничтожество, свою беспомощность, свою оставленность, немощь, пустоту. И тотчас он извлечет из глубины своей души скуку, мрачность, печаль, грусть, досаду и отчаяние». Вот такие размышления о том, из чего состоит человек, сложились у величайшего ученого середины семнадцатого века.

Что пишет Тютчев в своих стихах об альтернативе светскому состоянию, в котором он постоянно находился.

Угоден Зевсу бедный странник,

Над ним святой его покров!..

Домашних очагов изгнанник,

Он гостем стал благих богов!..

Сей дивный мир, их рук созданье,

С разнообразием своим,

Лежит, развитый перед ним

В утеху, пользу, назиданье…

Чрез веси, грады и поля,

Светлея, стелется дорога, –

Ему отверста вся земля,

Он видит всё и славит бога!..

Действительно, наверное, находясь в гуще активной светской жизни, интриг, сплетен, любви, разочарования, погони за какими-то материальными благами, славить Бога трудно удается. Для этого действительно нужен некий подвиг отшельничества.

Самое, наверное, знаменитое высказывание Паскаля, которое, так или иначе, вам приходилось слышать, как на него отзывается Федор Иванович Тютчев. «Человек – всего лишь тростник, слабейшее из творений природы, но он тростник – мыслящий. Чтобы его уничтожить, вовсе не надо всей Вселенной: достаточно дуновения ветра, капли воды. Но пусть даже его уничтожит Вселенная, человек все равно возвышеннее, чем она, ибо сознает, что расстается с жизнью и что слабее Вселенной, а она ничего не сознает. Наше достоинство – не в овладении пространством, а в умении разумно мыслить. Я не становлюсь богаче, сколько бы ни приобретал земель, потому что с помощью пространства Вселенная охватывает и поглощает меня, а вот с помощью мысли я охватываю Вселенную».

Читаем в стихах у Тютчева.

Певучесть есть в морских волнах,

Гармония в стихийных спорах,

И стройный мусикийский шорох

Струится в зыбких камышах.

Невозмутимый строй во всем,

Созвучье полное в природе;

Лишь в нашей призрачной свободе

Разлад мы с ней осознаем.

Откуда, как разлад возник?

И отчего же в общем хоре

Душа не то поет что море,

И ропщет мыслящий тростник?

Откуда он, сей гул непостижимый?..

Иль смертных дум, освобожденных сном,

Мир бестелесный, слышный, но незримый,

Теперь роится в хаосе ночном?..

 

О, смертной мысли водомет,

О, водомет неистощимый!

Какой закон непостижимый

Тебя страшит, тебя мятет?

Как жадно к небу рвешься ты!

Но длань незримо-роковая,

Твой луч упорно преломляя,

Свергает в брызгах с высоты.

 

Волна и дума.

Дума за думой, волна за волной –

Два проявленья стихии одной:

В сердце ли тесном, в безбрежном ли море –

Здесь – в заключении, там на просторе,

Тот же все вечный прибой и отбой –

Тот же все призрак тревожно пустой.

 

За годом год за веком век…

Что ж негодует человек?

Сей злак земной!..

Он быстро, быстро вянет – так,

Но с новым летом – новый злак

И лист иной.

Конечно, общий «мыслящий тростник», практически откровенное созвучие, аллюзия. Известно, что с работой Паскаля «Мысли» Тютчев был знаком практически с детства. Книгу читал и перечитывал всю жизнь, дарил своим детям.

Я бы не говорила о каком-то влиянии, ибо слишком самобытен, восприимчив духовно, требователен был Тютчев. Видимо, действительно, здесь просто большое совпадение. Но и на самом деле, мне кажется, что читая «Мысли» Паскаля очень трудно не найти того, что тревожит людей и сегодня. Потому что сколько бы ни изобретали мобильных телефонов, интернетов, телевидения, кино, того одиночества, которое все-таки присуще человеку, той тревоги, трепета, какого-то непонимания, оно все равно остается, иначе люди просто перестанут быть людьми.

«Весь зримый мир лишь еле различимый штрих в необъятном лоне природы. Сколько бы мы ни раздвигали пределы наших пространственных представлений, все равно в сравнении с сущим мы порождаем только атомы. Вселенная – это не имеющая границ сфера, центр ее всюду, периферия нигде. И величайшее из постижимых проявлений всемогущества Божия заключается в том, что перед этой мыслью в растерянности останавливается наше воображение».

Продолжаю вам цитировать Паскаля: «А потом пусть человек снова подумает о себе и сравнит свое существо со всем сущим; пусть почувствует, как он затерян в этом глухом углу Вселенной, и выглядывая с чулана, отведенного ему под жилье, – я имею в виду зримый мир – пусть уразумеет, чего стоит наша Земля со всеми ее державами и городами и, наконец, чего стоит он сам. Человек – в бесконечности – что он значит?»

«Кто вдумается в это, тот содрогнется и, представив себе, что материальная оболочка, в которую его заключила природа, удерживается на грани двух бездн – бездны бесконечности и бездны небытия».

Читаем у Тютчева:

О, вещая душа моя!

О сердце, полное тревоги

О, как ты бьешься на пороге

Как бы двойного бытия!..

Дальше в своих мыслях Паскаль говорит, что «Человек следущий понимает, что природа запечатлела свой облик и облик своего творца на всех предметах и явлениях и почти все они отмечены ее двойной бесконечностью. Поэтому ни одна наука никогда не исчерпает своего предмета». Это сказал ученый семнадцатого века, который прекрасно понимал в науках, как мы с вами сумели уже вспомнить и убедиться.

Читаем у Тютчева:

И чувства нет в твоих очах,

И правды нет в твоих речах,

И нет души в тебе.

Мужайся сердце до конца:

И нет в творении творца!

И смысла нет в мольбе!

«Вокруг нас нет ничего незыблемого», пишет Паскаль. «Да, таков наш природный удел, и вместе с тем он противен всем нашим склонностям: мы жаждем устойчивости, жаждем обрести, наконец, твердую почву и воздвигнуть на ней башню, вершиной, уходящую в бесконечность, но заложенный нами фундамент дает трещину, земля разверзается, а в провале – бездна».

Очень много «бездны», вот такого понимания духовных сложностей, раздвоения человека в «Мыслях» Паскаля. Если посчитать, сколько раз слово «бездна» встречается в лирике Тютчева, тоже получится достаточно прилично.

И главное о чем часто говорит Паскаль: начни человек с изучения самого себя, он понял бы, что ему не дано выйти за собственные пределы. Мыслимо ли, чтобы часть познала целое. Кстати, знаменитое толстовское «Начни с себя» тоже в некотором роде перекликается с «Мыслями» Паскаля, потому как и у него этот мыслитель оказал огромное влияние. Но, в отличие от Тютчева, Лев Николаевич познакомился с его творчеством уже достаточно в зрелом возрасте.

Возвращаясь к тому, насколько перекликается лирика Тютчева с «Мыслями» Паскаля это, конечно, прежде всего, признание и понимание природы в том, что она огромная живая, настоящая, каждый раз разная и в некотором роде так наплевательски относящаяся к тому, что человек возомнил о степени, как он может ее понять, изучить, подчинить. Ведь, в общем-то, ни Паскаль, ни Тютчев не знали, каких размеров природные катастрофы достигнут, например, в наши с вами дни.

Но если почитать внимательно их произведения, то кажется, что они это понимали лучше чем мы, может быть лучше, чем современные ученые. Наверное, Паскаль был одним из первых, действительно состоявшихся великих ученых кто так резко и искренне, глубинно повернулся к вере и пришел к пониманию, признанию Бога.

Возвращаясь к лирике Тютчева, приведу знаменитое его стихотворение «Фрагмент».

Не то, что мните вы, природа:

Не слепок, не бездушный лик –

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык…

И про людей, которые как бы ни хотят этого понимать:

Они не видят и не слышат,

Живут в сем мире, как впотьмах,

Для них и солнцы, знать, не дышат,

И жизни нет в морских волнах.

Блез Паскаль говорил: «Реки – это дороги, которые и сами движутся и нас несут туда, куда мы держим путь». И еще он говорил, что: «Для верного суждения нужна неподвижная точка отсчета. Стоящий в порту правильно судит о плывущих на корабле. Но где тот порт, откуда мы могли бы правильно судить о человеческой нравственности». «Человек так устроен, что не может всегда идти вперед, – он то идет, то возвращается». «Больной горячкой, то дрожит в ознобе, то весь пылает, и холод, точно так же свидетельствует о силе горячки, как жар».

«Таков из века в век и путь человеческих выдумок. То же самое можно сказать, а добре и зле». Сны не похожи один на другой, а если и похожи, то все-таки чем-то разнятся и они действуют на нас не так сильно, как явь, потому что она устойчивее и неизменнее, хотя и не совсем устойчивая и тоже меняется, но не так быстро, разве что во время путешествий, и тогда мы говорим: «Мне кажется, я грежу», – потому что жизнь тоже сон, только менее отрывистый».

Знаете, если бы захотелось собрать вместе все те стихотворные строчки у Тютчева, в которых проскальзывает вот это признание – жизнь тоже как сон, и на самом деле не понятно, что все-таки происходит с человеком – тоже получится, наверное, огромная программа. Но я оставлю это для вас лично, почитайте «Мысли» Паскаля. Совсем по-другому увидится не только Тютчев, но и многие очень известные изречения, цитаты наших русских писателей. Все находились под сильным влиянием размышлений этого французского ученого, мыслителя и блестящего литератора.

На этом наша с вами сегодняшняя программа закончена. Всего доброго, до свидания.
Смотрите программу по ссылке
https://www.youtube.com/watch?v=c1xTYhrbuy4