4 мая 2016
Ирина Шухаева. Национальная идея. История вопроса

Ирина Шухаева. Национальная идея. История вопроса

Механические идеи в приложении к истории, есть космополитизм… Национальная идея есть святая и чудная идея. Это идея – аристократическая и гордая». Василий Розанов.
Сегодня мы с вами поговорим о национальной идее. О том, вообще, что это такое и откуда это взялось, кому, зачем это было нужно? Какова история вопросов возникновения этого понятия? Немножко разберемся с такими понятиями, как нация, народ, идея. Немножко — потому что поскольку процесс развития каждого народа, каждой нации до сих пор продолжается, пока продолжается развитие нашей с вами цивилизации, никаких окончательных понятий, формулировок, точных каких-то прогнозов, к сожалению, сделать невозможно и ни у кого это не получается. Наверное, не случайно даже юристы, Организации Объединенных Наций четкого понятия нации до сих пор не дали. Вот такой забавный казус.
Но мы попробуем разобраться и посмотреть, что же такое национальная идея? Что такое национальная идея наша с вами русская, национальная идея для России? Обязательно оставим время на то, чтобы поговорить о национальных идеях других народов. Потому что в этом вопросе сравнение просто жизненно необходимое, на понятиях идентичности и отличия себя от других, в общем-то, все, обсуждается и строится.
Сейчас процитирую вам обязательно знаменитую сказку Леонида Филатова:
«Там собрался у ворот
Энтот… как его… народ!»
И если здесь на картинке вы видите народ современный, да, такой вот собравшийся, то я могла бы вам предложить собрать людей: крестьян, например, или купцов, или помещиков. И мы с вами попробуем предположить, что они вот так вдруг ни с того ни с сего, где-то дружно собрались, побросали все свои важные дела: кто каторжный труд, кто торговлю и решили: «Пора нам выработать национальную идею. А то не можем мы без идеи ни землю пахать, ни детей рожать, ни замуж выходить. Нет, мы без национальной идеи существовать не можем».
У нас с вами, конечно, ничего не получится. Понятно, что это не столько искусственное, сколько такое вот аналитическое, обобщающее понятие. Потому что, к сожалению, так получается, что национальную идею и для нашего народа и для других народов ищут те кто, в общем, от народа прямо скажем, далековат. Существует сегодня множество наук и разных наукообразных систем, которые пользуются таким сложным языком понятий, терминов, сленга профессионального, чего угодно. Что невозможно понять о чем они все говорят, от юристов до психиатров. Представляете какой арсенал национальных идей, накопила наша психиатрия? И точно: кто их них был сумасшедшим, а кто пророком мы опять же с вами не договоримся.
Вот я так шутя, подбираюсь вот к такой сложной проблеме, что национальная идея должна быть сформулирована очень просто и понятно, иначе она никого не сможет зажечь и тем более вот «этот как его – народ». Он нас просто не поймет. Не поймет всех тех сложных конструкций, которые мы будем ему предлагать в качестве национальной идеи. Я в интернете даже математические формулы для выражения национальной идеи встречала. Разобралась с трудом, но вам об этом рассказывать не буду. Попробуем немножко попроще и попробуем посмотреть именно историю вопроса. Откуда это все взялось? Откуда это все возникло, как это все развивалось?
Итак, что же такое – народ? «Народ – люди, народившиеся на известном пространстве; язык, племя; жители страны, говорящие одним языком». Определение принадлежит Далю. Так тоже на минуточку напомню вам, что Даль был шотландцем по национальности, что, в общем-то, не мешало ему оставить в истории русского языка совершенно неизгладимый след, которым мы до сих пор пользуемся. И его сборниками пословиц и его «Толковым словарем». Тем не менее, мы будем еще говорить, как определить что такое – русские? Или что такое, какая-либо другая нация или национальность, а это все разные. Разные тонкости одного вот этого не понятного «этого… как его – народа» сложного такого понятия.
Итак, что же такое нация? «Нация – народ, в обширном значении, язык, племя, колено; однородцы, говорящие одним общим языком». Не очень понятно, правда? Из этих двух определений очевидно только то, что нация включает в себя народ, а не наоборот. «Вот этот… как его – народ» не очень понятный, он входит еще в нацию, которая, в общем, тоже не очень понятная. Но понятно, что она находится на одной территории, говорит одним языком.
Но изначально, когда-то в древних племенах все были родственники. Сейчас уже конечно не родственники но, тем не менее, вот есть что-то такое загадочное у них у всех общее. И встречали ли вы такое вот, как часто употребимое, например, выражение, как «русская национальность». Но скорее нет, чаще всего, мы говорим «русский народ». Русский народ, наш народ и вот этот народ имеет у себя какую-то идею национальную или не имеет, или должен иметь, или не должен иметь. Особенно сегодня, когда уже перед цивилизацией стоят совсем другие угрозы и совсем другой процесс развития концентрации производственных сил человечества, та самая глобализация.
Попробуем разобраться. Ну, попробуем все равно немножко посмотреть в историю. И идеи бывают национальные, еще очень тонкость такая часто возникает, что ищут разницу между идеей национальной и государственной. Сколько я ни пробовала найти каких-то простых и понятных отличий, мне этого сделать не удалось. Но, тем не менее, если вы будете исследовать вопрос возникновения национальной идеи, то обязательно упретесь в то, что рядом с ней стоит идея государственная.
Но для начала вернемся к тому, что такое идея? Идея бесконечна и имеет это понятие бесконечное количество определений, можно, в общем-то, запутаться. Я предлагаю вам то, которое нам будет удобно в работе. Итак, «идея – форма постижения в мысли явлений объективной реальности, объективное, конкретное и всестороннее знание действительности, включающее в себя сознание цели и проекции дальнейшего познания и практического преобразования мира».
Ну, в общем, более-менее, понятно. Таких, в общем-то, каких то очень сложных научных понятий, требующих расшифровки, нет. Напомню вам, что термин «идея» впервые ввел Демокрит. Он назвал идеями неделимые, умопостигаемые атомы. Атомы неизменны, но из них слагаются разные вещи. Собственно говоря, если вы вспомните химию, даже самые примитивные знания. Молекулы состоят из атомов, атомы химически неделимые.
Если мы посмотрим на нашу с вами общественную социальную жизнь, то все вокруг состоит из слова. Слово механически делится на слоги, но это не совсем то, о чем мы говорим. То есть здесь в идее мы определяем для себя то, что это некая целостность. С ней можно что-то делать и она предполагает определенные преобразования мира, то есть это некое такое все-таки руководство к действию.
Идеи, как вы знаете, бывают прогрессивные, бывают реакционные, бывают безумные, но мы будем с вами искать идеи национальные. Так вот, как бы сказать, основателем понятия «русская идея» тем, кто первый об этом заговорил, был Федор Михайлович Достоевский. Причем, поступил он, в общем-то, достаточно коварно для дальнейшего развития нашей мысли исторической, литературной и философской. Он сказал, примерно, следующее: «Наш народ носит в себе органический зачаток идеи, от всего света особливой. Идея же эта заключает в себе такую великую у нас силу, что, конечно, повлияет на всю дальнейшую историю нашу».
И конечно, наверное, с возникновения русской историософии, философии, литературы, конечно, вопрос об особом пути, особой миссии России имеет огромное значение и всегда исследовался и исследуется и нашими учеными, и западными. Мы, так сказать, будем двигаться по тому пути, который осмысляя, выбрали для себя славянофилы, евразийцы. Славянофилы видели у Руси, у России особое предназначение, особую миссию. Мы должны были нести духовные, православные ценности в Европу, которая погибает от рационализма, но это я, конечно, так утрированно говорю.
У западников национальную идею мы найти с вами не сможем, потому что они считали, что Россия должна преодолеть свою отсталость и догнать Запад. Тут гораздо дальше пошли большевики.
И, так сказать, советский период развития и национального сознания и каких-то там идей-лозунгов и задач. Мы хотя бы в советский период Запад не только догоняли, но и хотели перегнать. Была гонка вооружений, была битва за космос, были определенные экономические показатели. В конце концов, была холодная война, которая закончилась развалом Советского Союза. И сегодня, в общем, такая у нас с вами забавная картина. С одной стороны жуткое обезьянничество, подражание Западу. И такой термин появился, как «обамериканивание изнутри» считают одним из факторов идеологической войны, сейчас идет информационная война.
И, тем не менее, несмотря на такое вот подражание все-таки Западу, сегодня мы активно ищем национальную идею. Вопрос обсуждается и обсуждается на государственном уровне, то есть идею ищут, ищут давно и не могут найти.
Но понятно, что если национальная идея существует, то она может быть выражена. Она может быть сформулирована. Она может иметь какой-то зрительный образ. Вот, например, одна из самых ярких первых национальных идеи, которая родилась у нас в XVI веке «Москва – Третий Рим». Видите, она не только сформулирована, но она и может быть нарисована.
Есть еще такие формулировки национальной идеи, как «Москва – Третий Рим», я уже сказала, «Русь – Дом Богородицы». В некоторых современных работах предлагают, вообще, рублевскую «Троицу» считать национальной идеей, мне лично нравится. Мне нравится сама «Троица». Следующей, такой наиболее емкой и известной формулировкой национальной идеи, была «знаменитая триада» графа Уварова. Вот он, посмотрите на него Сергей Семенович, тезка нашего московского мэра, который провозгласил: «Православие. Самодержавие. Народность».
Произошло это в 1833 году. Так возникла теория официальной народности. То есть, так сказать, идея «Москва – Третий Рим» не выдержала, во-первых, внутреннего раскола, который произошел при Никоне. Дальше последовали мощные петровские реформы с национальным духом, русскими традициями. В общем, так сказать, в стране была напряженка с национальной идеей и, тем не менее, в середине XI века, когда уже отшумели восстания декабристов, когда с одной стороны нужна была реакция, но с другой стороны нужна была и какая-то идея. Вот граф Уваров сформулировал: «Православие. Самодержавие. Народность». Так сказать, долго она тоже не продержалась. И мы будем говорить с вами о том, что происходило в конце XIX, в начале XX веков. Какие были национальные движения. Какие были лозунги. Как это все привело к тому, что «кто был ничем, тот станет всем», как возникла идея «пролетарии всех стан соединяйтесь» и «Советский Союз — колыбель мировой революции».
Не случайно в этом усматривают такое возрождение именно московской идеи. То есть «Православие» мы уже защищали и спасали, став «Третьим Римом», но с «Православием» не очень получилось. Мы понесем в мир другие идеи. Мы понесем в мир идеи правильного социалистического порядка. Что из этого получилось, мы тоже с вами разберемся. Это очень интересно.
И сейчас я хочу немножко с вами поговорить о том, что вот «этот… вот самый… как его – народ» это действительно весьма сложное понятие, состоящее из очень, очень многих частей, настолько взаимосвязанных, что порой трудно сказать, что было вначале, как в том самом споре про курицу или яйцо.
Итак, каковы же силы, которые созидают народ, создают его. Что создает народ? Это, прежде всего, сравнение с другими. Что такое сравнение с другими? Да, любой представитель народа или этноса, как говорят по-научному, попадая в какое-то другое место, в другую страну, в другую территорию чувствует себя потерянным, удивленным и скорей спешит к своим соотечественникам, чтобы им рассказать, какие они там не такие, как мы. То есть идентичность такая обязательно сравнительная, как правило, конфликтная. Потому что все народные устои, традиции, религии, мировоззрения складывались веками и естественно сталкиваясь с кем-то другим, что это вообще такое, и скорее к своим. Своим скорее рассказать, какие они не правильные.
Однако ну, как правило, на религиозной почве бывает расслоение такое народов на своих и чужих. Это как наши старообрядцы и сторонники Никона, а в мусульманстве это шииты и сунниты тоже разделились. Хотя это один народ, один этнос, одна территория но, тем не менее, они как бы построили между собой баррикады и оказались по разные стороны.
Дальше такой важный момент, как вызовы и угрозы. Ну, конечно, самая большая угроза и самый ярко выраженный вызов это – война. Вот напомню вам, что Сергей Соловьев (наш замечательный историк) посчитал, что на период с 1240 по 1462 год на Руси было 200 войн, каждый год по войне. Естественно, мобилизация всех и внутренних, и внешних сил, какой-то духовной энергии, которая есть у людей она, конечно, происходит в период, когда идет война. Мы защищаем свою землю. Уже тут не очень разбираясь внутри себя, кто хороший, кто плохой, есть враг. Естественно, если народ выстаивает такое количество войн, а дальше, в общем, сильно легче-то нам не стало, как вы знаете из истории, то действительно он уже имеет право, как сказать, называться, формироваться, нести в себе какую-то идею даже, может быть от всего мира и особливую.
Следующая это – роль земли, роль земли ландшафта, территории. Естественно «вот этот… как его – народ» он собирается у ворот на своей земле, а не на какой-либо другой. Это уже не будет таким явлением как то, о котором вот шуточно написал Леонид Филатов. И роль земли, размеры, растительность, климат, конечно, играют большую роль в формировании народа.
Кроме этого, как многие ученые отмечают, как Гумилев всегда говорил: «У народов есть Родины». Земля населена духами, преданиями, какой-то определенной энергетикой, богами, имеются определенные силы и связь, да. И конечно, вопрос о том принадлежат ли богатства земли тому народу, который на ней живет или не принадлежат, вносят, безусловно, неэкономический характер, а характер действительно такой национальной целостности в том понятии, что народ, он существует на определенной территории и с этой территорией у него существуют определенные очень сложные связи.
(17:31) Дальше – государство. А государство — это такая жесткая, мощная, несущая конструкция, которая обеспечивает народу его жизнь, его бытие, его воспроизводство, охраняет границы, назначает какие-то административные деления, выполняет политическую, культурную функцию. Проводит демографическую политику. Но нет народа без государства, правильно, и нет государства без народа. То есть это настолько важные слившиеся понятия между собой. И государство — это очень важно.
Дальше – мировоззрение и религия. По поводу мировоззрения все больше сегодня ученые говорят о том, что те вопросы, которые задавали себе древние люди, в общем-то, от наших вопросов не сильно отличаются. Точно так же нас интересует, как произошла земля, как произошли мы, как жить правильно? Что такое бог? Каждый народ имеет свою систему мифов, свою какую-то долго вырабатывавшуюся систему ценностей, понимаете.
Вот, допустим, греки считали, что главное в мире — это покой. Любое, так сказать, движение они считали насилием. Древние китайцы считали и считают до сих пор, что все должно находиться в движении. Интересна судьба и тех и других, но и сторонники и у тех и у других найдутся. И, безусловно, мощнейшей силой, объединяющей людей в народ – это религия. Это обряды, это взаимодействия с природой.
Когда принимали христианство на Руси, надо сказать, что, в общем, ни такого уж большого насилия это не происходило. И в язычестве, и в христианстве признается единый владыка Вселенной. Не одни и те же, но похожие используются магические обряды, долгие молитвы, служения. В основе годичного каркаса всех празднеств лежат лунные, солнечные фазы. Бессмертие души и ее дальнейшая жизнь, тоже признается. То есть, в общем, строго говоря, принимая христианство, уходя вот от такого природного язычества, ну, можно сказать, что да, поменяли название обрядов и божеств. Хотя все равно, я считаю, что и пасха, и масленица, и многие другие приметы, в общем, как сказать, больше язычески близкими и остались.
Дальше идет у нас с вами – язык и имя. Ну, язык, я думаю, не нуждается в комментариях. Это самый главный этнический маркер, по которому мы определяем своих от чужих. Мы говорим на одном языке, инородцы, иноверцы, кто угодно, просто сейчас мы скажем люди других национальностей, они говорят на другом языке.
И, безусловно, важно происхождение названия страны. Что такое Русь, кто такие русские, кто такие славяне? Почему слово «слав» во многих европейских языках означает раб невольник, тогда как у нас, наверное, к этому совсем другое отношение. И что еще важно, конечно, в каждом народе это его определенное гуманитарное сознание. То есть те науки: история, география. История – это память о былом величии, о каких-то сражениях, о каких-то потерях. Так или иначе, обязательно будет перекликаться с какой-то национальной идеологией, обязательно.
Не случайно же в каждой стране, в каждом городе обязательно есть этнографический музей, где каждый народ показывает древность своего происхождения, давность своей истории, развитие своей культуры, своих ремесел. Естественно, все это очень важно, это определенная целостность, потому что народа без истории нет, и истории без народа тоже нет. Настолько это все переплетено и настолько это все интересно в исследовании.
Ну и география, в общем, тоже наука не для извозчиков, которые знают куда ехать, правда. Это наука, которая позволяет опять же осознать и сравнить, что есть в моей стране, в моей земле по сравнению с другими. Чем она отличается, что важно сохранить, к чему важно стремиться. Потому что на протяжении всего периода и особенно периода в российской истории все-таки задавались вопросом, куда двигаемся мы, куда идем.
И, безусловно, я упоминала вам уже славянофилов и западников, вот особливо от них стоит Петр Чаадаев с его письмами, за которые он поплатился, так сказать, титулом сумасшедшего. Что Россия являет собой пример негативный, которому подражать не следует, то есть, а что дальше с ней будет — это несколько мистически и несколько туманно.
Действительно, какое место у страны в сегодняшней цивилизации можно спорить, и есть какие-то особенности, есть что-то общее. Но помните, я вам говорила сейчас, о вызовах и угрозах. Вот вспомните, такой был кадр в фильме «Армагеддон», когда показывали, как герой Брюса Уиллиса переживал, что он не поведет свою дочь к алтарю. Показывали, можно сказать, в охвате всю землю, как люди разных народов, разных религий, разных стран, все замерли, все стоят на коленях и ждут, выживет цивилизация или нет. Угрозы-то, в общем-то, совсем другие.
Есть еще такая, встречала я такую теорию, что если Запад это цивилизация материи, Восток – цивилизация духа, то Россия, как бы между ними – это цивилизация меры. И вот где, конечно, та самая волшебная мера, которая позволит нашей стране полностью владеть и своими ресурсами природными и людскими. И достичь, наконец, вот того справедливого государственного царства, которого прежде всего искали наши предки в идеи «Москва – Третий Рим». Вот как раз об этом мы с вами подробно поговорим в следующей программе. Наша первая национальная идея «Москва – Третий Рим», от которой, в общем-то, сегодня до конца никто до конца никто и не отказывается и никогда не отказывался. Она всегда имела какое-то развитие. На этом наша сегодняшняя беседа закончена, до свидания.
https://youtu.be/po04272FZRk