6 Дек 2016

Ирина Шухаева о Василии Розанове

Ирина Шухаева о Василии Розанове

Статья Ирины Шухаевой по одноименной телепрограмме из цикла “История ума человеческого и темы для будущих поколений” о творчестве Василия Розанова (10 программ)
Здравствуйте, уважаемые зрители. С вами Ирина Шухаева и мы начинаем говорить о жизни, деятельности и литературном наследии нашего великого современника Василия Васильевича Розанова.
Основные произведения стали для нас доступны совсем недавно, менее 30 лет. Наши современники и исследователи серьезно изучают все то, что он написал. Идет новое открытие Розанова для широкой читательской аудитории, его книги издаются, переиздаются, прекрасно покупаются. Он становится все более и более интересен. Мы постараемся разобраться, кто же был этот интересный человек и как его можно охарактеризовать кратко, если это у кого-нибудь получится.
Обычно я начинаю свои программы подборкой популярных цитат, чтобы немножко напомнить о том, что именно человек говорил, какие его высказывания остались популярны. Но если вы немного слышали о Розанове и его книгах, о его знаменитых афоризмах, то, наверное, согласитесь со мной, что этот процесс занял бы у нас недели две. Это были бы сплошные афоризмы, и люди могли бы спорить со мной, что я выбрала далеко не самые лучшие, не самое яркое и не самое современное – такой всеобъемлющей огромной фигурой сегодня предстает Василий Васильевич Розанов.
Говоря о его вехах биографии и творчества, я хочу сказать, даже попробовать перечислить, как сегодня его называют. Василия Розанова называют писателем, мыслителем, религиозным мыслителем, педагогом, литературным критиком, публицистом, борцом за благополучие русской семьи. И все исследователи говорят, что он умел касаться корневых сущностей человеческой жизни – непростая формулировка.
Интересно то, что если вы попробуете проанализировать те статьи в интернете, которые есть сегодня о Василии Розанове, то увидите, что каждый автор, притягивая его цитаты, его афоризмы, его высказывания, фрагменты его произведений к какой-либо теме, будет говорить, что главной темой во всем творчестве Розанова были вопросы семьи и брака. У другого исследователя вы найдете, что главной темой у творчества Розанова был человек и Бог, отношения между Богом и человеком. Религиозные искания Розанова – это огромная тема для исследований.
Также вы можете встретить, что Василия Розанова чрезвычайно интересовал вопрос о национальной идее, об особенности судьбы России, о ее пути, о ее вере. Знаменитый ответ Розанова на вопрос «что делать в России?» в альтернативу Чернышевскому – это детом собирать ягоды, варить варенье и зимой пить чай с вареньем и, собственно говоря, больше в России ничего делать не нужно. Вы встретите, что Розанова чрезвычайно интересовала литературная судьба России, найдете такие подборки, в которых Розанов говорил о наших писателях и о нашей литературе плохо, и это будет правдой, как и то, что Розанов говорил о нашей литературе, о наших писателях хорошо – это тоже будет правдой.
Он во всем был разный, во всем переменчивый. Именно ему принадлежит мысль о том, что каждая вещь, каждый предмет должен иметь тысячу точек зрения. Розанов  печатался всю жизнь, где-то начиная с 35 лет и уже не переставая до последнего вдоха. Когда он занимался журналисткой деятельностью, публицистической работой, то всегда старался на каждый предмет дать разные точки зрения. Начиная свою работу, он старался под разными псевдонимами писать в разные журналы статьи на одну и ту же тему, однако обладая блестящим литературным стилем, индивидуальным образным, чрезвычайно афористичным, исповедальным проникновенным, точным, красочным, колоритным, его немедленно узнавали, и он даже некоторое время переживал, что он недостаточно талантлив.
 «Ну, вот я и говорю, – говорил о себе сам Розанов – что Розанова читать нельзя, а главное – не будут… Я написал приблизительно около 1500000 строк. Составил в книги, по 500 страниц в книге, и вышло, что я написал всего приблизительно 80 томов. Кто же «такого» будет читать? Язык переломится, на мозге вырастет мозоль».
Вот такого мнения был сам о себе Розанов, притом, что он действительно всю жизнь писал и тяготел к писанию, не имея, как потом скажут исследователи, того что называлось «барским часом», для того чтобы подумать о себе и о своей жизни. Интересно то (мы будем в следующей программе с вами об этом говорить), что никаких автобиографических работ, кроме полуторастраничного сочинения о себе и жизни своей, Розанов так и не оставил. Так же как не осталось никаких статей современников о нем, хотя его везде упоминали, все его читали, все его знали.
Розанов, как автор при жизни, был очень популярен и очень любим. Особенно любимы были его книга «Уединенное» (дальше мы об этом с вами поговорим), которые,  как люди решили, издатели выпустили случайно и по ошибке – таких книг быть не должно, настолько она честная и правдивая, настолько она потрясла людей.
В целом я хочу вам сказать, что Розанов при жизни издал сорок семь книг, и они все были выпущены, а литература Розанова волновала всю  жизнь. Он говорил о том, что лучшее и самое дорогое, что мы имеем – это литература. Основное достоинство русской литературы Розанов видел в том, что она нравственно воспитывает читателя, она приподнимает человека, делает его выше, заставляет его развиваться. В русской литературе персонаж настолько препарирован и разобран, «будто бы над ним, – пишет Розанов, – совершался страшный суд. Но интересно то, что суд этот свершался как-то снисходительно, без какой-либо мерзости, без осуждения».
Всю жизнь Розанова волновала двоякость в литературе: с одной стороны – это дело святое и чистое, так он искренне считал, и сам этому делу всю жизнь служил. С другой стороны, писатель, подчиняясь требованиям издателей, подчиняясь запросам публики, начинает свою личную сущность как-то подстраивать, переделывать, выворачиваться наизнанку по заказу. Розанов никак не мог понять, где же эта грань? Кто бы сегодня мог ему ответить, где эта грань? Насколько должен автор вывернуться наизнанку, на потребу публике, и нужно ли вообще не обращать внимания на публику и можно ли не выворачиваться наизнанку?
 Все работы Розанова, так или иначе, включают определенные обращения к читателю. Он думает: «Это я пишу для читателя, это я пишу без читателя, это я, вообще, пишу в стол, это на правах рукописи». То есть этот процесс оценки и понимания писательского труда длился у Розанова всю жизнь. Поэтому если вы встретите, что Розанов был великим исследователем литературы, именно литературного и творческого процесса это, безусловно, тоже будет правдой.
Вот что говорил о Розанове Бердяев. «Читал я Розанова с наслаждением. Литературный дар его был изумителен. Самый большой дар в русской прозе. Это настоящая магия слова. Мысли его очень теряли, когда вы их излагали своими словами». (из работы Николая Бердяева «Самопознание»).
У нас с вами достаточно сложная задача, пересказывать Розанова я постараюсь минимально, я постараюсь дать вам общую оценку творчества его направлений, чтобы вы могли выбрать и еще раз что-то для себя либо перечитать, либо прочить, потому что это богатейший литературный материал, литература действительно для духовного роста. При кажущейся бессюжетности и непонятной направленности, сегодня Розанов  читается также глубоко и честно, как и мысли Паскаля, к которым он в своих работах неоднократно обращался.
Родился Василий Розанов в 1856 году в городе Ветлуга Костромской губернии, это сейчас Нижегородская область. Отец его происходил из священнического рода, мать из обедневшей дворянской семьи. Розанов был пятым ребенком, всего в семье было семеро детей. Родителей он потерял очень рано, воспитывал его старший брат. Розанов учился в Симбирске, потом переехал в Нижний Новгород, закончил Московский университет.
О его первых шагах, о его собственном самообразовании, о том, к чему это привело и как формировались его взгляды, мы поговорим в одной из следующих программ. Сегодня я вам скажу лишь, что Розанов более десяти лет преподавал географию, латинский язык и историю в разных городах России, прекрасно знал, что такое преподавание, имел свои педагогические взгляды –  мы с вами об этом поговорим, это интересно.
Затем Розанов переезжает в Москву и вместе с Гиппиус, Мережковским и многими другими создает религиозно-философское общество. Его финальным самообразованием и отношением с наукой стал серьезный труд о понимании – эта книга серьезного философского характера состояла из 700 страниц, была абсолютно не принята и не понята современниками. Собирался Розанов жить и думать дальше, он должен был примирить ангелов и торговлю и на этом закрыть вопрос философии. Представьте себе: конец девятнадцатого века, вот-вот наступят русские революции, в обществе все смешается – и тут Розанов с намерением примирить ангелов с торговлей. Ничего не получилось – книгу пустили на обложки и на хозяйственные цели. Розанов закончил со своим стремлением стать философом, решил стать публицистом. Написал очень серьезную рецензию на работу Данилевского «Дарвинизм» с подачи Страхова, стал популярен, дальше написал «Легенду о великом инквизиторе» – стал очень популярен. Дальше он, не переставая, печатался в газете «Новое время» – это была самая читаемая газета, в журналах «Русское слово» и «Русский вестник». Писал, со словом работал уже просто всю жизнь.
Начиная с детства, с гимназии, пройдя уколы нигилизма, как это было и положено,  довольно-таки рано Розанов скажет: «С того времени и до этого… я говорил и думал собственно только о Боге: так что Он занял всего меня, без какого-либо остатка, в то же время как-то оставив мысль свободною и энергичною в отношении других тем». Вот это удивительная, глубинная точность Розанова «занял меня, но при этом оставил мне для всего места». Когда будем говорить о теме «Бога» в творчестве Розанова, обязательно вспомним Августина, который говорил: «Люби Бога и делай что хочешь».
Определение «боголюбие» к Розанову сегодня относятся в максимальной степени. Действительно, вопросы отношения между человеком и Богом, между полом и Богом, половые отношения –  кто бы с какой стороны не занимался творчеством Розанова, все признают, что он был истинно религиозен, глубинно, честно. Религия, напомню вам, это, прежде всего, связь с небом, потребность в вере, это не принадлежность к какому-либо вероисповеданию, а именно потребность человека в высшем контроле, в соотнесении своей духовной жизни, в соединении с мировым абсолютом. И то, какие определения для этого находил Розанов, очень интересно. 
 Розанова также относят к эссеистам, начиная с его знаменитой книги «Уединенное», о которой я уже вкратце сказала, исследователи говорят о том, что это эссеистическое, фрагментарное повествование. Я вам напомню, что такое эссе. Эссе выражает индивидуальные впечатления и соображения автора по конкретному поводу и предмету и не претендует на исчерпывающую или определяющую трактовку темы. В отношении объема и функции эссе граничит, с одной стороны, с научной статьей, с другой стороны с литературным очерком, и их поэтому часто путают.
Что еще важно? С другой стороны «Уединенное» – философский трактат.  Эссеистическому стилю свойственны: образность, подвижность ассоциаций, афористичность, антетитичность мышления, то есть антитеза, двойственность, установка на интимную откровенность и разговорную интонацию. Розанов, как и всякий гений, талантливый человек,  плохо форматируется, плохо укладывается в какие-либо рамки и к эссеистичной, безусловно, манере Розанова исследователи твердо припаяли еще слово «фрагментарное». Потому что есть нечто среднее между коротким афоризмом и все-таки длинным эссе, хотя есть у него и довольно большие подробные фрагменты и статьи в его работах.  Когда Россия вступала в такой смутный период революционной борьбы, Розанов был свидетелем всем трем революциям и много об этом писал.
Его работа «Когда начальство ушло», о времени, когда он ходил в Думу, о том, что он там видел, что там происходит. Розанов сам себе часто писал, что обязан быть подробным свидетелем, подробным историком. Он должен записать все мелочи, которые сегодня могут казаться неважными, но последующим исследователям они помогут сделать правильные выводы.
После книги « Уединенное» Розанов будет работать в той же манере над знаменитыми «Опавшими листьями».  «Опавшие листья» встретят уже серьезную критику у  современников, потому что больно им понравилось «Уединенное». Там действительно была  такая метафористичная сюжетность, это было необычно, это было интересно.
В «Опавших листьях» Розанов пошел несколько дальше, он стал гораздо больше говорить о себе. По «Опавшим листьям» потом даже пробовали составить портрет Розанова, но это не очень получилось. Ни у кого не получалось, потому что невозможно из разных частей человека представить себе как он выглядит, какой у него характер, как он думает и как он говорит. Критики стали говорить, что «Опавшие листья» должны падать, а вы их срываете и нарушаете  гармонию движения и получается, что есть звезды, которые падают с неба – это одно, а звезды, которые, как фейерверки, зажигают  специально –  это совсем другое, гораздо менее интересное.
 «Собственно, мы хорошо знаем – единственно себя. Обо всём прочем – догадываемся, спрашиваем. Но если единственная «открывшаяся действительность» есть «я», то, очевидно, и рассказывай об «я» (если сумеешь и сможешь)». Это к вопросу насколько важна тема автора в творчестве. Это всегда всех волновало, интересовало, тщательно переносили жизнь автора на его произведения, искали связь с событиями в биографии. Героев всегда находили, и всегда будут находить, потому что, не отражая себя в творчестве, творческого процесса просто не существует, и это нормально.
Удивительно, я думала сегодня, что Розанов был бы одним из самых популярных блогеров, потому что потребность выразить себя у людей огромная, сейчас появились социальные сети и посмотрите, чем сегодня все занимаются. Благополучно переписывают друг другу цитаты великих людей и это всем быстро надоедает. Розанов отличался тем, что он всегда был разный, и каждый раз по-разному искренний: и злой, и добрый, и плохой, и хороший, и сердитый, и мягкий, и с бунтом против Бога и, наоборот, с глубинным и абсолютным признанием, то против Христа, то абсолютно за.
И каждый раз он никому не смог бы надоесть. Потому что все его эссеистичные работы: «Уединенное», «Мимолетное», «Сахарно», «Опавшие листья», «Апокалипсис нашего времени» – это настоящее движение души и мысли, которые происходили с человеком каждый день. И мы все разные, и мысли разные, и дни у нас разные, и, конечно, Розанов –  это блестящий собеседник, современный сегодня, потому что все важные проблемы у людей остались неизменными,  остались прежними.
Конец своей жизни Розанов провел возле Троице-Сергиевской лавры, куда переехал поближе к отцу Павлу Флоренскому. Бедность преследовала Розанова всю жизнь. После августовской денежной реформы семья совсем обеднела, он еле-еле сводил концы с концами. В Сергиевом Посаде в 1917–1918 году он издавал «Апокалипсис нашего времени», было написано более трехсот заметок, сорок две из них были изданы.
В ноябре 1919 года Розанова хватил апоплексический удар, или, как мы сейчас говорим – инсульт, после которого он практически не оправился. Умирал он тяжело, мучительно, трудно, голодно, холодно. Многие знают эту знаменитую историю: в каком-то нелепом розовом чепце и перед смертью хотел сметанки. Был похоронен в Гефсиманском скиту, возле могилы своего друга, сподвижника Леонтьева. К сожалению, в 1927 году обе могилы были разрушены.
Архивы Розанов незадолго до смерти успел отдать в музей, там они и были сохранены. После смерти Розанова, тогда уже оцененного современниками и достаточно популярного, создался кружок по изучению его наследия, в который входил Андрей Белый. Флоренский готовил собрание его сочинений. Валерий Брюсов в литературном институте, созданным Горьким, готовил отделение по изучению языка Розанова: настолько тогда люди понимали, каково его влияние.
К сожалению, в 1922 году выходит знаменитая работа Троцкого о канонизации Розанова, после чего на практически семьдесят лет это имя будет вычеркнуто из литературной жизни нашей страны. И лишь в 1992 году будут восстановлены обе могилы, появятся памятные доски, библиотека получит имя Розанова, просто хлынет печатный поток его трудов, начнут печататься книги. Наследие Розанова начинает занимать огромное место, которое и должно было ему предназначаться. Но наша история так расположилась, что дорога к пониманию творчества Василия Розанова оказалась очень и очень долгой.
Эти самые полтора миллиона строк, которые он нам оставил, только начинают изучать. Розанова сегодня с удовольствием читают дети-подростки, что говорит само за себя. Он понятен, он не требует никаких комментариев, он искренен, исповедален,  глубок, удивительно образован. Розанов писал обо всех исторических событиях, которые были до него, он имел на все свое мнение: по поводу истории религии, по поводу всех событий, которые происходили в России.
Некоторое время Розанов работал чиновником в одном из Департаментов государственного контроля. Недолго, разумеется, потому что вынести он этого не мог, но он обо всем об этом писал. Работы его всегда носят удивительно современный, созвучный характер – это Гамлет в роли столоначальника.  «Когда начальство ушло» – сборник этих статей мы вынесем в тему отдельной программы, настолько все по-прежнему необычно и ярко выглядит, как будто свежим взглядом из глубины посмотрели на нашу сегодняшнюю жизнь, и вдруг оказалось, что не так уж все ново и не так уж все плохо. Выясняется, что все равно все как-то двигается и развивается.
Удивительные мысли Василия Розанова и о писателях, и об отношении человека с Богом, о русской революции, о семье и браке; его педагогические воззрения – все это будет темами наших следующих бесед. И я искренне вас призываю найти время для того чтобы почитать работы Василия Розанова. Особенно, как сейчас говорят, наше сознание носит формат новостной ленты, наше сознание стало фрагментарным, нам трудно уже усваивать большое количество информации. Так вот Розанов как раз идеально адаптирован под формат сегодняшнего дня. Его новостная лента личностных восприятий, его новости каждого дня, которые он записывал, вполне могут украсить нашу сегодняшнюю жизнь.
На этом наша с вами сегодняшняя вводная беседа закончена. Всего вам доброго, до свидания.