Проза

Мои февральские мужчины. Ирина Шухаева

Мои февральские мужчины. Ирина Шухаева

НЕНАГРАЖДЕННАЯ ХОРОШЕСТЬ
Когда уходят обиды, остается тишина, потом она светлеет и теплеет.
Тогда открывается жизненный путь совсем. И приходит больше помощи.
Обиды уходят только по честному обмену. Отдаешь старые эмоции, получаешь новые деньги.
Псевдопрощения и псевдоблагодарности не работают.
Ниже на своих примерах. (далее…)

Год проекта Ирины Шухаевой по утилизации обид. Февраль 2020

Год проекта Ирины Шухаевой по утилизации обид. Февраль 2020.

У нас с проектом “Голубая планета утилизации обид” сегодня годовщина.
Год как мы не можем друг без друга.
В апреле завершится мой личный процесс выздоровления, а проект уже доказал свое право занять важное место в моей жизни.
Написана первая часть книги про жизнь голубой планеты.
Проведено два тренинга
“Утилизация обид на голубой планете”
“Награда вместо обиды”
и готовится третий тренинг “Деньги вместо обиды”.
Получать деньги, награды и признание вместо того что раньше убивало — это круто! Идем дальше! (далее…)

Сегодня.
240 день процесса уже прошли, Слава Богу! Поэтому будут описаны 240 вчера.
А когда все 420 дней пройдут, я расскажу, что произойдет в первые 63 дня после завершения.
Проработка обид
Очищение жизненного пути
Снятие блоков к материальному благополучию
Любовь

Я никогда не скажу маме, но очень хочется
“Что ж ты, такая умная, так сильно просчиталась? Если ты рассчитывала, что я тебя всю жизнь буду обслуживать, то, наверное, надо было мое здоровье тоже беречь, а не гробить.
Вот вспоминаю — в больницу с аппендицитом (острый флегманозный) меня сосед отправил, он на врача учился. А ведь я маме говорила, что странно в животе, и чувствую себя плохо.
Но мама знала в чем дело — я лентяйка, не хочу что-то там делать.
Один толковый дядя сказал — спайки в теле от ужаса. У меня было в тот период два ужаса — что после операции у меня шов гноился и плохо заживал, а мне надо было на зачеты по ледяной горке в институт ходить. И ужас был просто упасть. Мобильных ведь не было. Интересно, а почему у моей святой мамы не было никакого ужаса, что я упаду и могут быть осложнения.
Второй ужас был перед начертательной геометрией. Где я вообще ничего не понимала. Преподавательница на очередной попытке зачета 31 декабря спросила меня: а вы сирота из общежития? Я зачем-то кивнула, а она от жалости мне зачет поставила.
Да. Спайки. Проходим, расслабляемся. Слава Богу, мы через это уже прошли и уж точно ничего больше не должны маме. Можем вернуть ей пафосные нотации, которые она мне читала — как надо было учиться. Чтобы в конце семестра все было автоматом и можно было заболеть.
Вот, я тоже теперь могу прочитать нотацию, что ей нужно было следить за собой, а не водку трескать.

Это был лабиринт боли и гейзер гнева. И немного обвинений. Скромный такой водопад. Болота оправданий? Да, в прошлом мы с обидой в них и тонули. Но теперь — нет. Пойдем, погуляем по территории шока. Ибо невозможно понять такое отношение. Дикость, да и только.

А что сегодня?
Куплен пылесос, ура. Жду подругу в гости, давно не виделись, и вкусняшки тоже куплены по этому поводу.
Разосланы ссылки на первый сеанс практик Осеннего сезона 2019.
Да, это четвертый осенний сезон годовой программы “Помощь Рода в течение года с Ириной Шухаевой”. И это уже достижение, и потому что четвертый, и потому что больше людей работает, и потому, что программа в этом году целостная и глубокая. Выстроилась, обкаталась, набираем обороты.
И вебинар продающий прошел успешно.

Немного вчера — вернулась с дачи. Калитку поставили, теперь у нас свой вход. А вот позавчера был дивный тихий день, с ромашками в полях. Погуляла, отдохнула.
Приучаю себя — мне можно отдыхать, оказывается.
Даже есть все основания предполагать, что я умею это делать!!! Будем чаще проверять!

 

Сегодня 179 день до финала моего личного процесса.
С утра готовила слайды к первому вебинару.
За два часа управилась. С удовольствием. Слава Богу — картинки подбирались, мысли в слова ложились, целостность практической части самой понравилась.
Кстати, первый цикл практик по работе с родовыми программами родился, был успешно продан на площадке продюсера уже в процессе “420 дней ослабления негативного влияния матери”.
Тогда, в феврале, я создала цикл проработки родовых программ гнева, насилия, обесценивания, долгов и неверия.
Планировала в июле сделать второй заход на программы бегства, измены, одиночества, несчастливого продолжения рода и обрыва рода.
Но в июле я сделала два шикарных сеанса по снятию установки “Я сама” и “Широкая дорога себе и детям”. И поняла, что мне нужна серьезная пауза в создании и проведении циклов практик.
А затем внезапно вышла на другую работу в офис, вместо отдыха на даче.
И вот уже на работе я увидела, что ослабление влияния родовых программ и есть идеальный осенний сезон. И это было счастье — пазл сложился полностью!
Только говорить о программах “несчастливое продолжение рода” и “обрыв рода” я еще не готова. Это в следующем году.
Поэтому в этом, уже — ура!!! — четвертом осеннем сезоне программы “Помощь рода в течение года с Ириной Шухаевой” я рассказала на вебинаре у нового продюсера о восьми программах.
И сама почувствовала, что все как надо.

Что еще сегодня
узнала, что еду в Оптину Пустынь прямо перед праздником Покрова
из дома забрали еще четыре пачки старых книг

 

Сегодня 178 день до финала.
Расстроена. Вчера хорошо прошел первый вебинар. Но вначале я задергалась, где кнопка записи. Вышла, еще раз зашла, но не повторила настройки. В итоге — в записи плохой звук.
Напишу как думается — сама виновата. Было время проверить.
Могла делать все спокойно.
Теперь придется переписать для дальнейшей работы.
С другой стороны — хорошо, короче сеанс получится.

Процесс продолжает идти болезненно, я мнительна донельзя.
Долго не взрослела. Сама привязалась к семье. Особенно к маме.
На даче, когда начали делать калитку свою — дождь пошел. Злилась.
Почему-то вспомнила эпизод с сумкой.
Мы жили на съемной квартире, в магазине продавалась сумка, она мне очень нравилась. И мой первый муж, Женька, взял и мне эту сумку купил. А я ему истерику закатила — нельзя ничего себе покупать, потому что маме что-то должны были, или просто я боялась, что мало денег, а ребенок…
Вот засада я сама.
И сейчас накатывает чувство вины за отдых в Крыму. Потому что заработанные деньги нужно было во что-то важное, полезное вложить, а не в свой отдых.

Написала на даче такое обращение
“С этого дня, с этой божественно-дождливой минуты все мои обиды становятся открытыми ресурсами здоровья, богатства и любви.
Исцеляются программы болезней в крови.
Исчезают пигментные пятна. Совсем исчезают.
Я принимаю, перевариваю и усваиваю свое взросление и полный отрыв от матери и сестры.
Я живу своей жизнью.
Я радостна и довольна.
Я расстаюсь с завалами, черновиками, дневниками.
Меня все время поддерживают Высшие Силы.
Отпускаю свои слова и ситуацию на Высшее Разрешение.”

Делаю. Да. Вот записываю что-то из раздела “вчера”, рву и выбрасываю листочки с записью. А то у меня уже штук восемь тетрадей за процесс исписано. И все в основном мои мысли, а я договаривалась с собой и с миром писать конкретные примеры проработки старых обид.
Но теперь легче — переношу сюда и выбрасываю. Все.
За оставшиеся дни это самая главная задача — написать и выбросить.

Вот, прошла тест у коллеги, такую карту выбрала.
5. на карте вижу человека, привязанного к стулу.
Обратила внимание — сидит уверенно, прямо. Будто вот-вот развяжут.
Вспомнилось сразу, когда мне говорили, что одна из родовых отработок — социальная изоляция.
Все, что ты делаешь, игнорируется. Хотя можешь делать гениально.
В теле отзывается тяжестью слева.
Страх похож на заживающую боль. Когда болит уже после. Отзывается тяжестью слева под сердцем.
Я уже сделала для реализации все, что могла. Остался страх, что я буду переживать долго, когда все это брошу.
Ресурс в неизвестной помощи. И кто развяжет и выпустит?

Наталия Титорова
Ирина, добрый день! Я вас очень хорошо понимаю (про реализацию). Это как бросить ребенка в поле.

Что касается левой стороны — это материнская линия. Возможно стоит ещё раз туда посмотреть.

Как вам кажется, в своей деятельности, вы в какой роли больше находитесь: спасателя, преследователя или жертвы?

Ирина-Петровна Шухаева ответила Наталии
Из спасателя вышла, благодаря практики общения с людьми.
На самом деле, все живут так, как хотят.
Из преследователя вышла, когда увидела, что навязываю процессы, чтобы люди достигали ярких результатов.
Роль проводника. Нравится очень и усвоилась быстро.
Процесс работы с матерью и материнской линией рода еще идет, глубокий и болезненный.

Наталия Титорова ответила Ирине-Петровне
Ирина-Петровна, благодарю! Роль проводника — это самая лучшая роль. Как вам кажется, за ЧЕМ к вам приходят клиенты?

Ирина-Петровна Шухаева ответила Наталии
Помощь в столкновении с собой. Это трудно, это больно. Но это самый высокооплачиваемый труд, и люди это знают.
Которые приходят.

Вот сейчас задумалась — я в этих обидах роль жертвы проживаю?
Я проживаю недоумение — почему со мной так. Почему я так. Где сбилась, почему никак не усваивала, что мне нужно отвалить из отношений.
Вернее, мне уже неважно: почему. Мне важно проговорить и прописать: Слава Богу, я через это уже прошла.
Слава Богу, мы через это уже прошли.

А роль моя в отношениях с матерью и сестрой была, скорее, преследователя. Это вот когда мужчина любит женщину — любую, когда любят, то любят любую. Она и не хозяйственная, и с ним неласковая, а он — любит. А рядом есть хорошая, усердная, которая любит мужчину безответно и навязывает ему поддержку, заботу и так далее.
Вот как оголтелая мама любит Шуру, а я лезла со своей усердностью и хорошестью. Да, это все принимали. Но меня об этом не просили, я навязывалась сама. А чего ждать признания или благодарности в такой ситуации?
А я ждала. И сейчас очень болезненно усваиваю, что я тратила, да, тратила свое время, свои силы, свои деньги впустую. То есть, конечно, это были вложения. Но ошибочные.
Потому что не любят тоже любую. Как бы ты не старалась.
Вот именно это я и усваиваю сейчас.
Быть собой, чтобы любили люди и деньги. И дело мое чтобы меня любило.
Хотя утром я проснулась с дежурной мыслью, что пора все перевести в режим хобби и выйти на работу за деньгами и стабильностью.
В любом случае, эти три года я всегда буду вспоминать с удовольствием и благодарностью. Три года адского коридора становления. Без них я бы не смогла систематизировать тренинги, понять, какие я напишу книги.

Вот сейчас озарение — 420 дней.
По диагностике коллег, да и по собственным ощущениям, поражение моей энергии и жизненной силы составляло больше 40 процентов.
То есть все это текло к маме, а через нее к сестре. Я долго отмахивалась, не хотела в это верить, но слишком много было подтверждений.
И вот остановилась на цифре 420.
42. В этом возрасте папа перешел в мир иной и я долго боялась этой цифры. Потом я с ней работала — покупала и искала все, где есть 42.
Потом, когда мне исполнялось 42 года, умер Серега. Перед этим собравшись жить со мной.
Мда…
И вот остановилась на цифре 420 для проработки. Еще интереснее становится.
И большая часть процесса по времени уже прошла.
Да я крутышка!!!
Но на связь 42 и 420 обратила внимание только сейчас.
Точно, морок сходит. С божьей помощью. И с помощью рода тоже.

Голубая куртка

31 августа, 2019

ГОЛУБАЯ КУРТКА

– Только не говори мне сейчас, что человек все делает своими руками, что происходит все именно так, как мне хочется… Ну, что ты молчишь???
– Я выполняю твою просьбу…
– Елки! Вот спросит кто-нибудь: что же именно тебя достало? Даже как-то неловко говорить – куртка. Ну эта, голубая. Она же, впрочем, и единственная. Мне же всегда приходилось оправдываться, если я покупаю себе вещи. Особенно белье… Мама же считает, что у женщины должно быть всего двое трусов. Одни на себе, вторые – в ванной на батарее…Так вот, уже после того, как я сказала, что вообще уйду из этой квартиры, я, как было долгие годы, уже готова была пойти и попросить у мамы прощения. Просто потому, что мне ее жалко, я ее люблю… Пусть она меня простит, что я просто хочу жить так, как нравится мне.

И Лялька моя – лучшая девчонка в мире, просто у нее сейчас нормальный переходный возраст. И она не хочет жить так, как мы ей навязываем. Так вот, на улице завеснело резко, тепло-претепло стало, я у Ляльки спрашиваю: куртку мою не встречала? Она говорит: в шкафу. Достаю, роняю на пол. Обрывается все внутри – такая грязная!!! Я бы в жизни такую вещь, все равно чью, не убрала бы такую… У меня вообще нет привычки убирать грязные вещи…Ну, скажи мне, это любящая мама сделала??? Почему я за ней все стираю, меняю постель, готовлю… Как прислуга, получается… А куртка, вот, видишь, даже не отстиралась как следует, грязь въелась уже. Какой бы рекламщик зашел, отстирал…Она же наши с Лялькой вещи с веревки мокрые может снять, так они ей мешают в коридоре…
Нет, это давно началось… Почему я все терпела? Я сопротивлялась, защищалась, но мне всегда было ее жалко… Но меня же никогда не жалко. Не почему-то там конкретно. А просто, как говорится, от любви пожалеть… Отдай мои сигареты!!! Видишь, меня ломает!!! Вот, переживу это и буду на роликах кататься…С чего все началось? Уфф… Ладно, попробую…Знаешь, мне легче сказать, с чего началось осознание. Когда мне было 27, я пошла к тете типа экстрасенс, парапсихолог она себя называла. Пришла и сказала: у меня все хорошо. Мама, сестра, муж, дочь (кстати, маму с сестрой я всегда на первое место в жизни ставила). Я всех люблю, просто во мне что-то сломалось. Сон ушел, воздух кончился, глаза погасли, улыбка прячется где-то по задним карманам в джинсах… Она попросила меня вспоминать эпизоды, когда меня просто любили родители, просто целовали, говорили, какая я хорошая. И… Ужас… Я как автомат перечисляла, за что могут похвалить, как добиться проявления расположения, что надо делать, чтобы тебя любили… Тогда она сказала, что я ее не понимаю, она имеет в виду ПРОСТО ЛЮБИТЬ.

Тогда я сказала, что действительно не понимаю, как это просто любить. Представляешь, она трясла меня за плечи и орала: очнись, девочка, ты живешь в аду!!! А я ей: чего вы на меня орете за мои же деньги…Представляешь, у нее пятнадцать лет кардиореанимации за спиной, цинизм махровый, а она на меня так орала… Потом сказала, что я повторяю папину дорогу, и если я хочу иначе – надо повернуться лицом к себе… Я попробовала… Но так резко все вокруг себя увидела, что жить расхотелось… Лялька маленькая была – даже она меня от этого не удержала, хорошо – жива осталась… А когда я в себя приходила, мама сказала: вставай и иди на работу, тебя и твою дочь кормить никто не будет…Я пошла… Мне тогда в отделе денег собрали, чтобы я куда-нибудь отдохнуть поехала, поднялась…
А??? Нет, не поехала, но ожила хоть как-то. Знаешь, вот когда папа умирал – надо было все делать. Потом он умер, Ольге шесть лет было, она чуть с ума не сошла. Надо было помогать… Когда ей 12 исполнилось, я сказала: разве она не может подмести пол и сварить макароны на ужин? Ого!!! Я даже не предполагала, что моя мама знает столько гадких слов и может их ко мне применить… Я потом неделю не спала, готовилась ей сказать, что я не виновата, что папа умер. Если в этом вообще может быть кто-то виноват… Начались бесконечные скандалы, ссоры. Я просто стала меньше бывать дома… А уж когда я Сашку привела… Меня папа в первый класс провожал и сказал: все в дом неси… Ну, вот, в 22 года я парня в дом привела. Меня еще раз потряс мамин словарный запас и какая я, оказывается, никуда не годная дочь… Вообще, мне везет с мужчинами. Сашка тогда на мне женился, мне бы его слушать почаще, а я все пыталась угодить маме… Разве это такая уж большая жизненная ошибка??? Разве ошибка, считать квартиру родителей своим домом… А я только и слышала, как мне или надо выйти замуж за квартиру, или купить самой.

Блин, ведь именно мужчины меня из этого болота дергали. Мне бы выползти, вымыться да бежать к своему заветному лугу, где сверкает роса, светит солнце и поют птицы… Так ведь нет, голову высуну, увижу все и плюх обратно в свое болото… Потом операция у мамы была, теперь вторая… Так я и старалась, но, сколько можно… Стала квартиру разбирать, вещи старые выбрасывать – она опять давай меня доканывать, что у меня крыша поехала, потому что меня второй раз замуж никто не берет, и квартиру я себе не купила. Зачем она меня родила тогда? Может, меня правда в роддоме подменили?

Вообще, мне кажется, что она бы с удовольствием родила бы сразу Ольгу. Всю жизнь перед ней ссыться, как жеребец перед кнутом… А сзади я бегу – с мешком корма, с мешком для дерьма, в зубах с лопатой и саженцами, чтобы этот процесс еще в красоте происходил. Бегу и кричу: мама, я тоже твоя дочь, посмотри на меня, я так стараюсь. А она мне в ответ: ты должна… И чем дальше ее Ольга посылает, тем усерднее она ее ублажает. Вообще, я заметила, чем больше человек по жизни гадит, тем больше желающих вытереть ему задницу…

Шкаф переставила, чтобы мне удобнее было спать… Пыталась объяснить: мама, ну почему ты так против, чтобы мне было хорошо. А она: тебе уже сорок лет (а мне, между прочим, еще нету сорока), тебе уже вообще ничего не надо. Надо окна в квартире поменять, в лоджии ремонт сделать и шкаф построить, надо новый дом на даче… Получается, что обязанностей у меня до хреновой тучи, а прав – нет… Забыли выделить… Всегда скрывала плохое самочувствие… Ее так раздражает, когда я болею. Чего, говорит, третий день лежишь, у тебя уже спала температура, можешь вполне полы помыть… Я вставала и мыла… Отдыхать мне не надо, одеваться не надо… Знаешь, когда она сейчас меня спросила: чего тебе вообще еще от жизни надо? Так и вдруг отрезало все. Кажется, нажалась кнопка СТОП… Я сказала – да мы вообще с Лялькой уйдем отсюда. Как ты думаешь, что она сказала мне? Ха-ха!!! Может быть, ты думаешь, что она задумалась над тем, что происходит, смогла выдавить из себя, что это мой дом? Ошибаешься!!! Она сказала: ШКАФ НА МЕСТО ПОСТАВЬ!!! Мы поставим шкаф на место? Да, кстати, кран можешь не менять – пусть теперь течет… Мне все равно. Я все равно скоро встречусь со своим домом. А пока поживем здесь. И С Лялькой буду больше общаться, просто буду ее любить и баловать… А то я начала из нее делать то, что сделали из меня… А она взлетела, и не на шутку… Молодец, девчонка! Так что пока дом там, где я… Что?.. Да подожди ты, ну, отстань, ну… Ах, это уже прямо сразу новая жизнь начинается… ЧТО??? И тебе тоже должна?!! Вот влипла!

***

– Только не говори мне сейчас, что я не готова просто любить и быть любимой, что вокруг меня носятся и дерутся старые и свежие комплексы, а из-под земли стройными рядами растут ржавые и новые грабли… Ну, что ты молчишь?
– Я выполняю твою просьбу.
– Хорошо, раз ты сегодня такая покорная, выполни еще одну. Дай мне твою голубую куртку.
– Зачем?
– Я буду ее стирать, пока не отстираю. Ведь это «злые серые мыши» утащили ее в шкаф такую грязную… Это они во всем виноваты…

Месяц тест-драйва. Июль 2019

Первое. Мой процесс и я.

Еще напишу «Мои документы и я», «Мой проект и я», «Мои планы и я», «Пиар и я»

 

Мой большой процесс ослабления болезнетворного и вредного влияния от матери и сестры близится к середине. Скоро будет 210 дней. Всего 420 дней. Потому что по всем видам диагностики 42 % моей энергии пожиралось мамой и сестрой. Хватит, пусть живут сами. Чтобы все было всем во благо, и в первую очередь мне, я запросила такое постепенное ослабление.

И я благодарю высшие силы за такой месяц тест-драйва вместо отдыха. Потому что столько опыта, открытий, выводов и новых планов за один месяц – это надо заслужить. Заработать.

Теперь, главное, все усвоить и принять. Потому что неприятно.

 

Все, что я сейчас напишу – трудно и неприятно. Поэтому только для своих.

Точка А была в конце января, когда я после прописки в моей теперь квартире, мне так обещали мама и сестра, попросила официально оформить дарственную или общее завещание. И меня грязно послали. Сестра написала «живи, делай свои дела, тебе никто не запрещает». Тогда я увидела полную аналогию с подлостью с узуновским участком, который мама обещала мне оформить и оставить, потому что я в него вкладывалась. Теперь выяснилось, что 20 лет моей жизни я просто вложила в маму и сестру. То, что сестре, а не мне, сразу купили свой участок – это так, мелочи. Это моя злоба и зависть обращают на это внимание… И стало очевидно, что они затеяли – я приведу квартиру в порядок для себя, а потом Шура явится делить или продавать. Как с узуновским участком. Слава Богу, я через это уже прошла, с участком попрощалась. Бог дал мне свой, очень классный и все там для меня устраивается наилучшим образом. Плохо только что мама торчит постоянно на моем участке. Ладно, это моя благотворительность.

 

Так вот, как я заслужила такой тест-драйв? Проработка обид, прежде всего. Обид на маму и сестру. Итог царский – киста растворилась, много мною вложено в здоровье и исцеление. Я написала первую часть книги про проработку обид, провела тренинг, трех человек веду в личном коучинге. То есть я четко вижу – это мое вечнозеленое направление в работе. Обиды, обиды на маму и на папу дают разные осложнения в жизни, обиды на братьев и сестер тоже обширный объем работы, родовые обиды – это самая глубокая проработка.

И еще проработка ослабления влияния родовых программ гнева, насилия, обесценивания. Вот это три основные гидры, которые разрушают жизнь. Потому что именно перед сеансами 7 и 12-го июля, перед снятием программы «я сама» и открытием дороги, я прописала годовой контракт с родом на ослабление этих программ. Через костер прыгала, в день летнего солнцестояния купалась. И все это с ключевой установкой на ослабление вредного влияния от матери и сестры.

 

7 июля, а я на даче, ох, мы по полям нагулялись, Ольгин день рождения праздновали, звонит знакомая девочка доктор и говорит, что им нужен пиарщик. Да, давайте мой телефон, пусть звонит генеральный директор, конечно. На следующий день отсыпаюсь дома. И вот странно – идут сброшенные звонки. Так раньше делали, когда денег на телефоне нет. Перезваниваю – оказалось, да, это генеральный директор. И сразу дешевое шоу «я ничего о вас не знаю». Рассказала, договорились о встрече. Что интересно – заготовленное платье новое не наделось на встречу, пошла в привычном, с камушками на воротнике. Получила легкое замечание, что нужен строгий деловой стиль, а то — как со мной врачи будут разговаривать, раз я такая лиричная и несерьезная. На следующий день поговорили с маркетологом из Петербурга, она дала добро моей кандидатуре.

 

Договорились, что я приду 17 июля на целый день, и мы все уже конкретно обсудим. Сказали принести документы. Чессно слово – это отдельное эссе!

Пришла 17 июля в день рождения моей мамы на работу. А генерального директора зовут Наталья. Меня встретили шариком, шоколадками и привели сразу на рабочее место, затем в отдел кадров.

Уже не то, хорошо, что когда со мной договаривались о встрече, я цифру вознаграждения оговорила. На два месяца. Как потом выяснилось, другие этого не сделали, и попали на резкое понижение обещанной зарплаты.

Мне велели изучить почту и папки. Грустно стало сразу: верните нам наши 15 тысяч рублей, мы передумали размещать публикацию… У нас дела совсем плохо – первичных пациентов нет, со старыми системная работа не ведется – это пишет генеральный директор.

Еще несколько месяцев леди-предшественница пробовала вытащить из 10 пиар-агентств информацию, идеи и предложения бесплатно. Ребята умные, старье красиво оформили и ждали, что с ними будут работать.

За всем этим тянулся смрадный душок самодеятельности: мы сами… Ох, я ж только что снимала программу «я сама»…

Дальше пиар-менеджер была счастлива, что привела в клинику за бартер на 10 тысяч комментатора, бьюти-блогера, и ура – вот он, комментарий опубликован в инете…

А мне строго было сказано, что наш сегмент – это люди с доходом 500+. Только они нас интересуют. Тут такая засада есть – хорошо бы вы их тоже интересовали. А то, похоже, что нет.

Интернет-маркетологи рядом обсуждают, что пришло с сайта и с рекламы несколько человек, прошли консультацию, сделали чистки и тю-тю…

А щеки дутые. И все гонка – давайте мне цифры и ваши связи. Ну, цифры, допустим, я вам точно дам. Но вот связи…

Разбираюсь, ищу варианты продвижения, а тут еще главная же задача – личный пиар генерального директора. Задача простая – я сидела до 38 лет в кустах, выполняла задания собственницы. Теперь я вдруг выхожу на поле боя, на белом коне, всех побеждаю конкурентов, которые годами в пиар вкладывались – и все, люди бегут в клинику платить миллионы вперед оказания услуг. И все это бесплатно и моими связями.

Далее был ор/мат, что я ничего не понимаю, ничего не умею, даже писать. Но они меня научат, если я соглашусь на снижение зарплаты. А я сидела и молчала.

Получила я полную зарплату за месяц.

Но что важно – это четвертый случай подобный в моей жизни. Во всех предыдущих я пробовала угождать, подстраиваться, терпеть и шла на снижение зарплаты – ах, как же, куда деваться.
Сейчас я получила первую часть денег, расплатилась за новый сайт, сделала для себя необходимые вложения. И стала спокойно высчитывать, когда лучше уйти. Грамотные люди поддержали и подсказали. Предыдущие разы все были с потерями – денег, нервов, стажа. И главное – я шла на обесценивание себя ради денег, или похвалы.

Что здесь? Похвала была невозможна, деньги нужны, и я их получила. Дала несколько просчитанных подробных вариантов развития. Связи – нет. Это моя добыча. После меня однажды сунулась группа самодеятельности. Пришлось оправдываться. Слава Богу, мы через это уже прошли.

Но!!! Одновременно с ором/матом произошло очень показательное взаимодействие с сестрой. У нас на даче там разборка с электричеством. Надо выносить столбы. Тут провели председатель с компанией собрание с нарушениями. Главное – все наврали, чтобы себе бесплатно сделать работы стоимостью в 30 тысяч рублей с участка, а нам всем платить. Ну и маму, и сестру очень возмутило хамство и пренебрежение. ОЙ… И почему у меня ничего не сработало???

Короче, послушала сестру по телефону, вся возмутилась, села настрочила председателю письмо. Получила от сестры похвалу, что письмо составлено гениально, и утром до работы понеслась отправлять письмо на почту.

Точно помню, что лежал листок в большой рабочей тетради, пополам свернутый. И я его взяла, не проверяя, и упаковала в конверт. Прихожу на работу, открываю тетрадь, на меня смотрит письмо. Боже, что же я отправила???? Отпрашиваюсь, бегу на почту, отменяю отправку. Достаю из конверта черновик как развивать тренинг по проработке обид. Вот бы было прикольно это получить нашему председателю.

Возвращаюсь на работу и понимаю, что опять сплясала под ее дудку. Всплывают слова коллеги: когда запускают или обновляют программу подавления/или уничтожения воли (или личности), достаточно три раза подряд сделать так, как хочет манипулятор.

Упс… Мне стало скверно. В первый раз в этой ситуации. Потому что я уже встревала в разборки по ее провокациям. И всегда она оставалась дружить с людьми, а со мной ссорились.

Сейчас я поссорилась с председателем на даче. Даже не успев увидеть, что же происходит, что за всем этим стоит.

И это еще не все.

Я получила первые деньги. У меня начались месячные, перерыв был полгода. Сижу на работе, считаю часы до ухода домой. Дома лечь.

Звонит сестра и сообщает, что от Зины уходит прямо сейчас сиделка, что она туда едет, но мама на даче, и смогла бы я переночевать. Со слезами соглашаюсь. Надо же выручить. А сиделка, оказывается, самую умную и крутую Шуру обманула – брала больше денег. И денег у Шуры больше нет на сиделку. А мама на даче. И стоило мне получить деньги, как все это вылезло. Допустим – совпадение!

Наврала она мне, как всегда, с три короба, это уже после выяснилось.

Постоянно мне писала – позвони, скажи. Я на работе ни хрена не успела сделать. Заехала домой, звонит Шура, опять дает какие-то указания. И тут до меня доходит – что она на дачу за мамой сегодня не едет, чтобы утром привезти. Мне она давит на душу, что Зину нельзя оставлять одну, чтобы я скорее ехала. А она сама ездила собирать подписи – она все в войну против председателя играет. И я, как солдатик безмозглый, вслед за ней во все это втопилась.

Наорала на нее, на маму – что надоели меня дергать и мной все дыры затыкать!!! Мама просила прощения, Шура сначала хамила, потом тоже извинялась.

Шура оставила ключи у консьержки. Я так поняла, что запасные, которые она, якобы, сделала.

Приезжаю. Стою под дверью. Зина домофон не слышит, консьержки на месте нет.

Люди меня впустили, Зина дверь открыла, Слава Богу!

Ладно, приехала, выспалась. Хотела сходить в магазин. Ключей в доме нет.

Пишу сестре – где ключи.

Фюрер на связи – никуда не ходи, ничего не делай. Я приеду им еду привезу. Ключи будут только у консьержа. Зину запирать.

Я фонарею и отвечаю, что это бесчеловечно и безбожно, Зина ищет ключи, она еще живая и это ее дом.

Ответ – все будет так, как я сказала.

Мама приехала, я на нее наорала, что не буду помогать вообще, пока у меня не будет ключей.

И уехала усваивать, что произошло.

Внутри меня зазвучали два слова – безумие и садизм. Все, что Шура придумала для бабушки – это просто садизм. И склонность к нему есть у нас у всех.

Зря я для себя исключила из осеннего сезона проработку программы насилия. Ох, зря.

И еще это слово звучало у меня, когда я читала письма от генерального директора, с доказательствами моей профнепригодности.

Вот и запрос – для чего в моей жизни такое от женщин, младше меня. Придется спросить и род, и прошлые воплощения.

И проработать, конечно.
И расширить запрос на процесс, кроме снятия – формировать для меня такие условия жизни, когда общение с мамой и сестрой будут происходить только по моему желанию, по моей доброй воли и без ущерба деньгам и здоровью.

Я ведь этого не написала. Вот оно, развитие процесса, бурное его протекание!

 

 

Голубая планета утилизации обид. Практикум Ирины Шухаевой

Голубая планета утилизации обид. Практикум Ирины Шухаевой

От новой обиды на маму и сестру у меня выросла киста и родился новый практикум.
Они у меня замечательные — мама, сестра и мои обиды. Мама и сестра остаются такими, какие есть, а вот обиды я преобразую из источника болезни в источник исцеления, богатства, любви.
В течение трех месяцев я упаковывала свежие и давние обиды и отправляла их на голубую планету, которую придумывала и заселяла по ходу процесса.
К дню рождения я описала несколько примеров в первой части книги “Голубая планета утилизации обид”, провела трехдневный практикум, открыла проект “12 образов исцеления женственности”.
Первые итоги — киста (6см) растворилась, проект бурно развивается и расцветает.
Обиды меня раньше убивали, а теперь приносят мне славу и деньги.

(далее…)

Из книги Ирины Шухаевой "Хлопнуть дверью" 2018

Из книги Ирины Шухаевой “Хлопнуть дверью” 2018

***
— Давай я тебе лучше расскажу, как все прояснилось окончательно…
— Так бывает? Соня, ты же сама говорила, что все окончательно и бесповоротно бывает только сегодня, а завтра все иначе.
— Вообще-то, перебивать — это мой косяк. Нечего перенимать мои недостатки!
— А баланс? Стремиться жить как ты, в ладу с миром и с собой – это с одной стороны, а пробовать твои недостатки тоже – это с другой! Ладно, прости. Конечно, хочу, рассказывай. Как ты стала такая спокойная и такая мощная. Вот я прямо почувствовала, как ты изменилась.
— Ну, так, дергаться же перестала! Почувствовала, что перегрузила себя и в работе с Родом, и в других проработках. Свет впереди потерялся, что ли. Стала просить прояснения ситуации для себя…

(далее…)

Ирина Шухаева. Звезда собственного розжига. Миниатюра 2018

Ирина Шухаева. Звезда собственного розжига. Миниатюра 2018

Однажды у свежей травы и могучего ветра родилась Зеленая Девочка. Мать-трава сплела ей зеленую ленточку на ручку, Отец-ветер научил летать над озером и окрестностями.
Девочка дружила с тремя мудрыми камышами, оберегала озеро, ухаживала за травой, отправляла письма ветру.
Она любила долго смотреть на звезды. На небе жили звезды в дворцах, с музыкой, балами. Там все было ярко и загадочно. Девочка захотела к звездам. Но среди звезд могут жить только звезды, а она звездой не была. Ей показалось, что если долго дружить со звездами, то со временем можно стать звездой. И она изо всех сил поднималась выше, старалась быть ярче, старалась привлечь к себе внимание, но была неинтересна звездам своими детскими наблюдениями о жизни на озере.
Однажды самая близкая к земле звезда снизошла до девочки и объяснила, что звезды зажигают, потому что это кому-то нужно. Всего-то нужно, чтобы ее кто-то зажег. Трава огня боялась, мудрые камыши тоже. Озеро просто не хотело, чтобы девочка стала звездой. Кто тогда станет за ним ухаживать? Отец-ветер дул по важным делам и на такие мелочи не отвлекался.

(далее…)

Ирина Шухаева и Анастасия Седых. Март 2017

Ирина Шухаева и Анастасия Седых. Март 2017

25 марта 2017 года Ирина Шухаева и Анастасия Седых снова приняли участие в проекте “Живое авторское слово”.
Творческий вечер проходил в музыкальном кафе “Аист”.
Тема вечера “Есть только миг”.
Миниатюра “Вечность, тапки, тараканы” исполнялась впервые.
Вот текст выступления:

Девочка потягивается, зевает, выходит на кухню.
Девочка: Почему всегда ночью хочется поговорить с Вечностью о важном? Вопросы вечные позадавать: куда деваются деньги и откуда берется пыль? Вечность, ау, ты где?

Вечность: Темно вокруг тебя. Свет включи.

Девочка: Включила. Ой, таракан!!! Тапок нужен, а я босиком. (далее…)

Ирина Шухаева. Фрагмент книги "Хлопнуть дверью"

Ирина Шухаева. Фрагмент книги “Хлопнуть дверью”

Красная куртка, желтые цыплята, Богородица во ржи

Я боялась возраста 42 года. Наверное, с момента папиной смерти, ему было 42. Он был младшим из четырех братьев, ушел первым. Потом следом все остальные. На похоронах (разных) в мозгах начало оседать слово «проклятие» и «нельзя рожать мальчиков». Папа был врачом от Бога. Мечтал стать хирургом, стал детским психиатром. Маме звонили родители его пациентов и спрашивали: как нам теперь жить без него? Мне было 13, сестре – 5.
Начали жить. Показной оптимизм и веселье, старательная жизнь для мамы и сестры, искренняя вера в идеальный брак родителей и схема: я много делаю, я скрываю слезы, у меня все будет.
С папиной смертью пришли стихи, написала штук 600 всего (нудятина редкостная), из них около 50 я и сейчас считаю приличными. Хотела в Литературный (всегда), но мама сказала: кто тебя будет кормить? И я получила первое химическое образование с компьютерным уклоном. Потом вышла замуж, родила дочь и поступила в Литературный. Закончила.
Потом развелась, муж выбрал водку (та же схема ухода от жизни), в моей жизни появился мужчина (ах, безобразие, женатый, он же тебя не заберет из нашей густо населенной квартиры и содержать не будет). До замужества были еще занятые – кто другими женщинами, кто великими делами.
Не забрал, но практически содержал. Когда он умер, моя родная подруга сказала: он любил тебя так сильно, что заставил тебя полюбить себя. Береги это.
Он говорил: я не приду к тебе умирать (не верила – врал, гад, не хотел принимать решение). Говорил: я не дам тебе меня хоронить. Не дал. Сын его старший позвонил и сказал: папа умер. А я уже такое слышала.
Мне было 42. Боялась я, а умер он.
Родители были ровесниками. Меня всегда пугало, что я слишком сильно похожа на отца, и я часто слышала, что повторяю его судьбу. Повторила мамину. А у меня дочь.
Как заведенная стала собирать информацию. Мамин отец пропал без вести на фронте в 42‑м году, ему было 24 года. Мой дед по маминой линии умер примерно в этом же возрасте (около 42 лет). В семье рассказывали так: Слава Богу, что сам умер, а то бы расстреляли. Никто никогда не задумывался, что и какими словами говорится. Дальше – больше, очевидная повторяемость. И я то ли пятая, то ли четвертая, и у меня дочь. Картина какая-то мрачная стала вырисовываться.
Я посадила на даче «сад предков». Пионы и люпины. Потому что в именно в этих названиях больше всего букв из имен моих предков.  Под корни записочки закопала, что отныне разрешаю им помогать мне расцветать. А все пакости пусть земля забирает. Пионы все ку-ку. А люпины нормально. Важно, что на следующий год мама посадила еще два куста. Она почувствовала вдруг, что розовых не хватает.
Я решила, что я пойду дальше пролетариата (которому нечего терять, кроме своих цепей) – я потеряю эти цепи. Пойду  к кому угодно – магам, колдунам, экстрасенсам – пофиг. И стала по ночам один канал смотреть, где всяких таких было много. И однажды увидела женщину – абсолютно нормальную, без какого-либо антуража. Она сказала: я написала пять книг, но я не писатель. Это был мой путь самоисцеления. Я его прошла и теперь знаю, как я могу помогать людям.
Как говорят у нас в кино (я там  5 лет проработала) – я ушла в экран. «Тетя, немедленно иди сюда, мне нужно с тобой поговорить». А что, собственно, говорить? Самую важную информацию я получила.
Буквально через несколько дней моя подруга (еще более заядлый пиарщик, чем я тогда) позвонила мне и сказала, что ее Крестная набирает группу в новую школу народного целителя. И мне это может быть интересно. Я задумалась, пошла на знакомство, потому что нужно было с подругой пообщаться. Но та, пакость, свалила без предупреждения, я опоздала и вошла в комнату на фразе: целительство и творчество – это однокоренные энергетические процессы.
Оп-па! Похоже, это мне нужно. Про творчество. Решила так: допустим, я пойду. Пусть мне мир как-нибудь подмигнет что ли. Звонят мне девчонки из клиники и говорят: Ирина Петровна, пока не переехали, давайте мы вам удалим ваши родинки большие, получится совершенно бесплатно. Тогда «бесплатно» было еще весомым аргументом. Поехала, удалила, реально пошло ощущение очищения тела.
Начала учиться.
Так вот, на первом сеансе, после произнесения простой и понятной установки «взгляд внутрь себя, я излучаю любовь» я оказалась запертой в большой комнате тарутинского дома (это село, где я бывала в детстве) с крысами, поломанными вениками, гнилым змеями и жуткой вонью.
Дикая головная боль, тошнота, боль в желудке. Сказать, что мне стало плохо – это ничего не сказать. Антонина Васильевна сказала, что поражение такое сильное, что возможно, мне лучше уйти с ее программы. «Вот уж, дудки, — подумала я. – Сама только что сказала, что если человек к тебе попал, то у тебя есть силы и знания справиться с его проблемами. Так что будем делать». И я делала, как велели, дома медитации и упражнения и терпела. И все записывала. «Будет плохо, нужно потерпеть». Я и терпела. Я же не знала, что терплю уже практически невозможное. Ровно прочерченные параллельные царапины на теле, которые йод не берет. Синяки всех цветов и оттенков, постоянные фантомные боли, дурнота, мерзкие запахи.
На следующий день после первого сеанса позвонила Настя: мама, я должна тебя расстроить… И рассказала мне, как ей в то же время стало так же плохо. Хотя она была за городом на шашлыках в прекрасном настроении в зимнем лесу.
Я открылась. Дочь, не задумываясь, сказала: мама, держись, иди дальше. Потому что когда дурнота ушла, мир стал другой. Воздух вкусный, лица у людей светлее и я сама легче. Хочешь, — спросила дочь, — я буду приезжать тебе помогать убираться, мыть посуду, еду готовить, чтобы тебя на все хватило? (Держите меня все Святые сразу… придется работать).
А уже на следующем сеансе распахнулась форточка, и в ту комнату ворвался луч солнца и очень свежий воздух, как бывает в деревне после грозы.
И началась целая жизнь. Я выгоняла крыс, подметала пол, мыла и пробовала открыть окна. Вспомнила темную икону Богородицы с лампадкой, мыла, пробовала зажечь свечи. Потом возле дома появилась жуткая черная баба, я ее прогоняла, она проходила сквозь меня и оказывалась в доме. Однажды она давила меня на дороге возле дома. Она была большая, а я маленькая – уворачивалась и дразнилась. Я становилась сильнее, но я не знала, как с ней справиться.
В другой раз она стояла напротив меня у колодца. Мне надоело это противостояние, я обернулась к ведру, увидела на его дне серебряный крестик и окатила себя. Баба исчезла.
Я в Ашане в тот же день купила ведро, в церковной лавке — крестик, и принялась окатываться. Поехала на дачу. Ведро там есть, и колодец тоже. Но в электричке я поняла, что крестик остался в домашнем ведре. А свой для этого снимать было неправильно. Собралась расстроиться. В это время вошел глухонемой, он продавал гематитовые крестики с железным распятием. Так я поняла, что мир меня очень даже поддерживает, я все делаю правильно.
(Недавно, на мамин день рождения, я отвезла ее в Тарутино, она этого хотела, потому что очень давно там не была. Колодца уже нет, но мама рассказала, что вода из белобородовского колодца была знаменита на всю округу своими целебными свойствами. Белобородовы – предки. Про воду я не знала.
В тарутинской церкви меня хотели крестить, но батюшка, хоть и был папиным постоянным собеседником, затребовал адрес места работы… Батя,  говорят, изрядно сквернословил в святом месте.
Поехали когда с мамой, вдруг не вовремя критические дни случились – в церковь не попала, дочь сходила. Были после этого с подругой ранней весной – закрыта. Еще идет процесс).
А тогда у меня в течение недели украли из сумки кошелек и диск со всем архивом, и я, расстраиваясь, сразу поняла – это черной бабе на дорогу и для размышлений.
Потом комната очистилась и задышала, дом преобразился. Он стал светлым теремом, где все время пекли калачи. (Да, я знала, что мои предки пекли калачи, весьма популярные в том районе калужской губернии).
Потом я стала видеть, как черная баба медленно уходит в сторону церкви, и там, на ее пути, то идет дождь, то светится радуга.
Я нетерпежка и торопыжка, решила добавить других техник, чтобы скорее пришли в мою жизнь ощутимые хорошие результаты. И едва я начала делать другую работу, как возникла черная баба и дала мне знать: не торопи меня, как умею, так и ухожу. Я с уважением согласилась. Уходит же!!!
На следующем этапе обучения мои способности стали очевидны, с Настей я слукавила и сказала, что АВ велела ей тоже пройти всю программу — и базовые медитации, и путешествие на дно моря, и путь в гору, и прошлые жизни. Сама с ней работала. АВ просмотрела все мои записи, и я получила желаемое заключение: девочка твоя чистая. А вот тебе…
— Не надо, я поняла.
Я поняла, что всех моих женщин нужно очистить, как хотелось с ними поработать. Но меня же немедленно сдадут в поликлинику для опытов… Сестра-то психиатр.
Тогда я быстро подобрала похожих по типу женщин, взяла в работу. Каждый из целительных процессов посвятила какой-то из своих родных женщин. Для участниц результаты превзошли все ожидания.
В моей семье стали стихать конфликты. Настя легко бросила Пед и поступила в Лит. Все-таки я в буквальном смысле передала ей это с молоком матери (кормила, когда сдавала экзамены).
Потом сестра сообщила, что развелась с мужем и возвращается к маме.
Я набралась храбрости и пригласила ее на разговор. Конечно, была угроза картинки из известной песни: “тут примчались санитары, и зафиксировали нас…”
Сестра была лояльна, поздравила меня с хобби. Сказала, что все, что я несу про родовые негативы и работу с энергией, имеет научное психологическое объяснение. Но она – нет. Она привычными методами будет справляться. Но уходя, она обронила: я знаю, что правда за тобой. Я часто в семейной терапии делаю все правильно, а щелчка – нет. И потом, ведь у тебя же много знакомых женщин, на всю голову ебнутых, разведенных, с одним сыном. Работу с одной из них посвяти мне, пожалуйста.

Я так и сделала. И почувствовала свою силу для себя. Целительный механизм заработал.
Моим первым энергетическим пациентом была подруга психолог. Это было самое суровое испытание. Вот кто научил меня верить в себя и любить свое дело! (без справок и дипломов).
А жизнь в тарутинском доме продолжалась. Преобразились сени и чулан (темный и сырой, где я провела на сундуке много часов наказания в детстве), сундук стал богатый и там лежит мое приданное, я знаю.
После очередного этапа очистки родовой памяти над домом появилась группа женщин, они все в светлых косынках и улыбаются мне, машут руками, когда я нарисовываюсь.
Совсем недавно, в медитации обращения к энергии женского рода, мама открыла для меня дверь тарутинской церкви.
И вот однажды я оказалась на заднем дворе, в красной куртке (я очень хорошо помню себя такую из детства) и за мной строем ходили цыплята. А над полем парила Богородица, в коричневатом одеянии и без младенца, меня это так смутило. Рожь была и васильки мои любимые. И мы с цыплятами. Столько покоя, столько защиты, столько света. Хотелось там остаться.

На следующий день позвонила АВ, пригласила на семинар и на нем рассказывала, что скоро будет праздник «Спорительницы хлебов» или Богородицы во ржи. Показала эту икону. Я и не знала, что такая есть.
Я неделю улыбалась. И все спрашивали: что это? Кто он? Привычно отшучивалась. А иконе до сих пор улыбаюсь.

И девчонку ту вижу. В красной куртке, цыплятами желтыми командует. И у нее получается! И дом рядом, чистый теперь. И Богородица парит над рожью с васильками.